Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
лиру со струнами. „Упражняйся в этом искусстве", сказал тиран, „тебе
ведь не остается делать ничего другого, в особенности после того, как
ты взял жену". И вот этот епископ, не умевший до того играть на ли­
ре, верхом на кобыле по приказу тирана удалился в Москву, бряцая
на лире и надувая мехи» (Шлихтинг, 1934, с. 29-30; ср.: Карамзин,
IX, с. 96). Согласно другим источникам, царь грозил архиепископу,
что заставит его водить медведя, как это делают скоморохи (Гваньини, 1578, л. 34-35; Олеарий, 1906, с. 127-129). Священнослужитель и
скоморох воспринимаются как антиподы, и, обряжая архиерея ско­
морохом, Грозный как бы приобщает его к изнаночному, бесовскому
миру — к миру анти-поведения: если ряженые в святочных или масле­
ничных обрядах могут изображать священнослужителей (см. выше),
здесь, напротив, священнослужитель оказывается ряженым.
2 6

Сходство и различие поведения Грозного с поведением юроди­
вого обсуждается в работе: Лотман и Успенский, 1977, с. 163-165.
2 7

Ср. челобитную, поданную Иваном Грозным и его сыновьями
Симеону Бекбулатовичу 30 октября 1575 г., которая написана с соблю­
дением всех правил эпистолярного этикета, принятого при обращении
к монарху: «Государю великому князю Семиону Бекбулатовичю всеа
Русии Иванец Васильев с своими детишками, с Ыванцом да с Федорцом, челом бьют, чтоб еси, государь, милость показал. . .». Заканчи­
вается челобитная, как и полагается в таких случаях, словами: «Как,
государь, указ свой учинишь? И о всем тебе, государю, челом бьем.
Государь, смилуйся, пожалуй!» (Иван Грозный, 1951, с. 195-196).
2 8

О том, что Симеон Бекбулатович был поставлен на царство за­
конным образом, может свидетельствовать позднейший текст присяги
на верность Борису Годунову (в 1598 г.) и его сыну Федору Борисо­
вичу (в 1605 г.): присягавшие обязывались не хотеть на Московское
царство «царя Симеона Бекбулатовича» (Соловьев, IV, с. 353, 421).
Характерно также, что Лжедмитрии распорядился постричь Симеона
Бекбулатовича в монахи, очевидно, видя в нем претендента на престол
(Николаев, 1904, с. 470).
2 9

Ср. свидетельство хронографа: «За умножение грехом всего православнаго христианства царь Иван Васильевич сопротивник обретеся
и наполнися гнева и ярости; нача подовластных своих сущих раб зле и
немилостиво гонити и кровь их пролияти и царство свое, порученное
ему от Бога, раздели на две части: часть едину себе отдели, другую
же часть царю Симеону Казанскому поручи, сам же отоиде от еди­
ных малых градов Старицу зовому и тамо жительствуя. Прозва свою
часть опришники, а другую часть царя Симеона именова земщина, и
заповеда своей части оную часть насиловати и смерти предавати и домы их грабити. . .» (Соловьев, III, с. 733, примеч. 85; ср.: Попов, 1869,