Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
ние мужчины в женское платье — типично вообще для масленичных,
святочных и других ряженых.
2 3

В связи с «игрой в царя» представляет интерес воспоминание
Н. Макарова об одном чухломском помещике: «Из множества его ци­
нических или кощу неких выходок расскажу об одной, известной тогда
в Чухломском уезде под названием „Въезд в Иерусалим". Собрал он
однажды своих крепостных крестьян и дворовых обоего пола и даже
детей, расставил их в два ряда между своей усадьбой и ближайшею
деревнею на протяжении нескольких сот шагов. Приказал им взять
в руки по вербной ветке, а сам, усевшись верхом на кляче, проезжал
шагом из деревни в усадьбу между двумя рядами своих подданных,
которые махали на него вербными ветками» (Макаров, I, с. 28). К
сожалению, мемуарист ничего не сообщает относительно временной
приуроченности этого представления. Поскольку царь воспринимает­
ся как живой образ Бога (см. выше), «игра в царя» косвенно связана
с уподоблением Божеству; между тем в данном случае имеет место
н е п о с р е д с т в е н н а я имитация Бога. Не исключено, что в поведе­
нии этого помещика как-то отразились воспоминания о ритуальном
«шествии на осляти», совершавшемся патриархом в Вербное воскре­
сенье (этот обряд не совершался с 1696 г.), или же о триумфальной
встрече Петра в Москве после Полтавской победы (21 декабря 1709 г.),
когда дети, одетые в белые подстихари, с вербными ветками в руках
встречали царя пением «Благословен грядый во имя Господне. . .»;
при этом в одном случае Христа изображал патриарх, в другом —
царь.
2 4

Сходное описание казни И. П. Федорова дают Одерборн (Одер­
борн, 1585, л. М 3 об.; Одерборн, 1588, л. Р2-Р2 об.) и Гваньини (1578,
л. 28 об.-30 об.). См. еще: Карамзин, IX, с. 64; для типологических
аналогий ср.: Фрейденберг, 1973, с. 492.
Вместе с тем это переряживание очень часто имеет характер
символического р а з о б л а ч е н и я . Так, например, прогневавшись (в
1570 г.) на новгородского архиепископа Пимена Черного, Грозный ве­
лит обрядить его скоморохом. Ср. у того же Шлихтинга: « . . . он велит
стащить с его головы тиару, которую тот носил, а вместе с тем снима­
ет с него асе епископское облачение и лишает его также сана, говоря:
„Тебе не подобает быть епископом, а скорее скоморохом. Поэтому я
хочу дать тебе в супружество жену" . . . Тиран велит привести кобылу
и обращается к епископу: „Получи вот эту жену, влезай на нее сейчас,
оседлай и отправляйся в Московию и запиши свое имя в списке скомо­
рохов". Далее, когда тот взобрался на кобылу, тиран велит привязать
ноги сидевшего к спине скотины и . . . велит ему отправляться по на­
значенной дороге. И когда тот уже удалился, он опять велит позвать
его к себе и дает ему взять в руки музыкальный инструмент, мехи и
2 5