Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
под именем простой женщины Акулины Ивановны, провела остаток
жизни своей в постничестве, молитве и благотворениях, а по кончине
похоронена там же в саду, где мощи ея почивают доныне. У других
скопцов рассказывается, что разрешение Елисаветы Петровны от бре­
мени последовало в России, и сын ея Петр III, Искупитель, немедленно
по рождении был отправлен в Голштинию, где, достигнув отрочества,
принял оскопление» (Кельсиев, III, с. 63).
1 0

Когда в 1790-х годах Кондратий Селиванов скрывался от суда
среди старообрядцев-федосеевцев Московской губернии, к нему отно­
сились с большим уважением, поскольку он вел аскетический образ
жизни и безмолствовал. Старообрядец Иван Гаврилов показывал по­
том на следствии: «Называли мы его по своему простосердечно: Илия
ты Пророк, или Енох, или Иоанн Богослов?» (Мельников, 1872, с. 47).
Характерно в этом плане, что Кондратий Селиванов объявлял себя не
только Богом и царем, но и пророком, заявляя: «я Бог над Богами,
и Царь над Царями, и Пророк над Пророками» (Кельсиев, III, с. 81,
прилож., с. 12).
Имеется в виду князь Михаил, упоминаемый в Ветхом завете;
согласно пророчеству Даниила, он призван истребить неверных (Дан.
XII, 1); относительно легенды о царе Михаиле см.: Веселовский, 1875;
Истрин, 1897, с. 180 и сл. Ср. показания Кузьмы Косого на допросе
(1687 г.): «А Михаила великаго князя признаваетъ онъ быти, по бо­
жественному писашю и по свидетельству отъ разныхъ божественныхъ
книгъ, самого Спасителя Господа Бога» (Дружинин, 1889, с. 277). В
подтверждение своих полномочий Кузьма Косой заявлял, что у него
есть книга, писанная самим Божиим перстом прежде сотворения све­
та и создания мира, и показывал список с этой книги (там же, 1889,
с. 97; ср.: ДАИ, XII, № 17, с. 133).
1 1

1 2

При этом библейский князь Михаил, упоминаемый в книге про­
рока Даниила, может ассоциироваться с архангелом Михаилом и вме­
сте с тем с царем Михаилом Федоровичем — основателем династии
Романовых. Так, старообрядческий первоучитель поп Лазарь сравни­
вал Михаила Федоровича с легендарным царем (князем) Михаилом
(Субботин, V, с. 225), а некий старообрядец Мартын Кузьмин сын
заявил под пыткой в 1682 г.: «когда царствовал царь Михаил Федоро­
вич, то царствовал не он, а Михаил архангел» (Соловьев, VII, с. 428).
Как отмечает Н. Н. Покровский, легенда о царе Михаиле «обрушивает
на голову правящего царя (а подчас и всей династии, после Алексея
Михайловича) огромный пласт эсхатологических воззрений, веками
наращиваемый в народном сознании» (Покровский, 1974, с. 167).
«Душевная слепота» Дмитрия Шемяки противопоставляется
здесь, по-видимому, физической слепоте Василия Темного (которого
Щемяка ослепил в 1446 г.).
1 3