Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
История в смысле «historia rerum gestarum» по природе сво­
ей семиотична, поскольку она предполагает определенную семиотизацию действительности — превращение не-знака в знак,
не-истории в историю . Такого рода семиозис предполагает, в
свою очередь, два необходимых условия:
I. Расположение тех или иных событий (относящихся к
прошлому) во временной последовательности, т. е. введение фак­
тора времени.
II. Установление причинно-следственных отношений ме­
жду ними, т. е. введение фактора причинности .
Таковы условия, обеспечивающие семиозис истории. При не­
соблюдении первого из них мы имеем мифологическое, всегдаш­
нее время: при несоблюдении второго условия историческое опи­
сание превращается в простую хронологическую или генеалоги­
ческую последовательность. При этом оба ф а к т о р а связывают­
ся друг с другом в историческом представлении: в самом де­
ле, установление причин, действующих вне времени, характер­
но д л я космологического, а не д л я исторического описания (ср.
ниже, § 5).
Именно эти условия и определяют историческую значимость
(valeur) рассматриваемых явлений: те или иные события призна­
ются исторически значимыми, если и только если они отвечают
сформулированным условиям, т. е. вписываются во временные
и причинно-следственные отношения.
4

5

* * *
§ 3. Явление семиозиса в истории, т. е. семиотизация дей­
ствительности, присущая историческому восприятию (превра­
щающая просто события в исторические события, делающая их
объектом исторического рассмотрения), — может быть уясне­
но с помощью аналогии, которая может показаться неожидан­
ной, но которая является, возможно, не вполне случайной. Речь
пойдет об одном явлении из областилгсихологии сна, достаточ­
но хорошо известном и неоднократно дискутировавшемся. Это
явление, в частности, привлекло внимание П. А. Флоренского,