Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
Симеона Бекбулатовича с учреждением опричнины, о которой
мы уже говорили выше: слово опричнина означает как «отдель­
ное, стороннее», так одновременно и «кромешное» и, тем самым,
связывается с п о т у с т о р о н н и м — изнаночным, бесовским на­
чалом; соответственно, в опричниках видят именно «кромешников» (ср.: тьма кромешная как обозначение преисподней),
т. е. своего рода р я ж е н ы х , принимающих бесовский облик и бе­
совское поведение . Образ действия опричников действитель­
но напоминает поведение святочных или других ряженых: так,
опричный монастырь Грозного в Александровской слободе, —
когда опричники р я д я т с я в чернеческое платье, а сам царь на­
зывает себя игуменом этого карнавального монастыря, — по
всей видимости, возникает под влиянием тех святочных игр, о
которых писал в 1651 г. вяземский иконописец старец Григо­
рий в своей челобитной царю Алексею Михайловичу, сообщая,
что у них в Вязьме «игрища разные и мерзюе бываютъ вначаль
отъ Рождества Христова и до Богоявлешя всенощные, на коихъ
святыхъ нарицаютъ, и монастыри д ь л а ю т ъ , и архимарита, и ке­
л а р я , и старцовъ нарицаютъ» (Каптерев, 1913, с. 1 8 1 ) . И со­
вершенно так же кощунственные забавы Петра, выражающиеся
прежде всего в церемониях Всешутейшего собора, были перво­
начально приурочены именно к святкам и масленице (довольно
скоро они распространились, впрочем, на весь период от Рожде­
ства Христова до Великого поста) и, соответственно, включали в
себя элементы святочной и масленичной о б р я д н о с т и . Следует
отметить, вместе с тем, что, обязав людей носить «немецкую»,
т. е. европейскую, одежду, Петр в глазах современников превра­
тил свое окружение в р я ж е н ы х (подобно тому как ряжеными
представали в свое время и опричники Ивана Грозного): гово­
рили, что Петр «нарядил людей бесом» (Лилеев, 1895, с. 208;
Рождественский, 1910, с. XXXIV); действительно, европейское
платье воспринималось в допетровское время как «потешное»,
маскарадное, и бесы на иконах могли изображаться в немецкой
или польской одежде (см.: Успенский, 1976, с. 290 — наст, изд.,
с. 7 8 ) .
43

44

45

46

Тем самым самозванчество как специфический тип поведе-