Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
ственный принцип (власть татарских ханов). Одновременно в
обоих случаях обличению подлежит п р а в и т е л ь з е м щ и н ы .
Мы знаем еще одного царя, который занимается «игрой в
царя»: это Петр Первый. Подобно тому, как Иван Грозный на­
значает Симеона Бекбулатовича царем и ставит себя в поло­
жение его подданного, Петр Первый назначает Ф. Ю. Ромодановского «князь-кесарем», называет его «королем» (Konich)
и «Его Величеством», а себя именует «холопом и послед­
ним рабом» его, получая от него чины и повышения (Семевский, 1885, с. 283; Петров, 1918, с. 1 3 2 ) . Отправляясь в
1697 г. в заграничное путешествие, Петр вверяет Ромодановскому как князь-кесарю управление Москвой и в своих пись­
мах из-за границы обращается к нему как к монарху, под­
черкивая свое подчиненное п о л о ж е н и е . Все высшие чины —
полковника (1706 г.), генерал-поручика и шоутбейнахта, т. е.
контр-адмирала (1709 г.), и наконец вице-адмирала (1714 г.) —
были пожалованы Петру князь-кесарем (Петров, 1918, с. 135;
Верховской, I, с. 92). Никто не смел въезжать во двор Ромодановского, и сам государь оставлял одноколку у его ворот (Пе­
тров, 1918, с. 138); в потешных церемониях Петр целовал Ромодановскому руку (Юль, 1900, с. 297).
И в этой игре присутствует, по-видимому, момент символи­
ческого разоблачения. Характерно, например, что на свадьбе
царского шута Шанского в 1702 г. Ромодановский был в оде­
янии русского царя XVII в., наряду с Никитой Зотовым, кото­
рый был в облачении патриарха (Голиков, II, с. 76; Семевский,
1885, с. 286-287), и это пародирование традиционного облика
русского царя как бы предвосхищает принятие Петром титу­
ла и м п е р а т о р а . После смерти Ф. Ю. Ромодановского (в сен­
тябре 1717 г.) титул князь-кесаря наследует его сын И. Ф. Ро­
модановский (с апреля 1718 г.); замечательно, что на свадьбе
князь-папы П. И. Бутурлина в 1721 г. — непосредственно перед
тем, как Петр был провозглашен императором! — И. Ф. Ромо­
дановский т а к ж е был в костюме русского царя, жена его была
наряжена царицей, и их о к р у ж а л а толпа слуг в русских оде­
ждах (Берхгольц, I, с. 115-117; Петров, 1918а, с. 1 2 1 ) . Суще34

35

36

37