Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
метить, что и И. П. Федоров возглавлял правительство земщины
(см.: Веселовский, 1969, с. 93-94) — в обоих случаях тот, кто сто­
ит во главе земщины, выступает в роли ряженого царя, и это,
конечно, далеко не случайно.
Чрезвычайно знаменательно, вместе с тем, что Симеон Бекбулатович по своему происхождению является прямым потом­
ком ханов Золотой Орды, т. е. тех, кому в свое время принадле­
ж а л а д е й с т в и т е л ь н а я власть над русскими землями и кто
н а з ы в а л с я ц а р е м (мы у ж е упоминали, что татарских ханов
называли именно таким о б р а з о м ) : царевич Бекбулат, отец Си­
меона Бекбулатовича, приходился внуком Ахмату, последнему
хану Золотой Орды — тому самому, о котором писал Вассиан Рыло в «Послании на Угру» 1480 г. как о царе неподлин­
ном, самозваном (см. выше), — будучи, вместе с тем, одним из
самых сильных претендентов на ханство в распавшейся на ча­
сти татарской Орде (Лилеев, 1891, с. 3; Николаев, 1904, с. 466).
Таким образом, Грозный ставит на русский престол татарского
хана. Р я ж е н ы м , с а м о з в а н ы м ц а р е м с т а н о в и т с я т о т ,
кто ранее
имел бы п р а в о
называться
царем и
п р а в и т ь русским
государством;
такой царь оказывает­
ся теперь царем л о ж н ы м , царем лишь по внешнему обличию —
тем самым и прежние татарские ханы оказываются л о ж н ы м и ,
а не истинными ц а р я м и . Перед нами как бы последний этап
борьбы с татарским владычеством — этап семиотический. В свое
время, победив хана (царя), русский великий князь становится
царем, т. е. начинает именоваться так, как именовались ханы;
теперь же хан превращается в царя с а м о з в а н о г о . Весьма
характерно, что так поступает Иван Грозный — первый русский
царь, официально венчанный на царство, т. е. первый монарх,
имеющий ф о р м а л ь н о е право называться русским царем.
31

32

3 3

Можно сказать, что в обоих случаях — как в эпизоде с
И. П. Федоровым, так и в истории с Симеоном Бекбулатовичем — «игра в царя» имеет у Грозного символический характер
и служит целям п о л и т и ч е с к о г о р а з о б л а ч е н и я : в одном
случае разоблачается конкретное лицо (И. П. Федоров, обвиня­
емый в притязании на царскую власть), в другом — государ-