Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
в царя» в этом контексте предстает как игра в сакральное, все­
могущее существо.
«Игра в царя» представляет собой, в сущности, разновид­
ность самозванчества, полностью освобожденную от каких бы
то ни было политических притязаний, — так сказать, само­
званчество в чистом виде. Не случайно «игра в царя» жесто­
ко преследовалась в XVII в., и то обстоятельство, что, несмо­
т р я на преследования, игра эта все ж е бытовала и д а ж е оста­
вила свой след в фольклоре, представляется в высшей степени
знаменательным .
6. О том, насколько характерна «игра в царя» д л я Руси, го­
ворит тот факт, что в ней могут принимать участие не только са­
мозванцы, но и подлинные цари, которые заставляют д р у г о г о
человека быть царем фальшивым, неподлинным — царем по
внешнему подобию. Так, Иван Грозный в 1567 г. велит одеть
своего конюшего, боярина Ивана Петровича Федорова (Челяднина) — заподозренного в заговоре — в царское платье, дать
ему скипетр и другие знаки царского достоинства и посадить на
трон; затем, поклонившись ему в ноги и воздав все почести, по­
лагающиеся царю, Грозный собственноручно убивает ряженого
царя. Вот как описывает это событие А. Шлихтинг: «Когда он
[И. П. Федоров] прибыл во дворец и тиран его увидел, то тотчас
приказал дать ему одеяния, которые носил сам, и облечь его
в них, дал ему в руки скипетр, который обычно носят госуда­
ри, препоручил ему взойти на царственный трон и занять место
там, где обычно сидел сам великий князь. К а к только Иоанн
[И. П. Федоров] исполнил это с тщетными оправданиями (не­
льзя ведь оправдываться перед тираном) и воссел на царствен­
ном троне в княжеском одеянии, тотчас сам тиран поднялся,
стал перед ним и, обнажив голову, оказал ему почет, прекло­
нив колена, и сказал ему так: „Ты имеешь то, чего искал, к
чему стремился, чтобы быть великим князем Московии и за­
нять мое место; вот т ы ныне великий князь, радуйся теперь и
наслаждайся владычеством, которого ж а ж д а л " . Затем после ко­
роткого промежутка он снова начинает так: „Впрочем", сказал
он, „как в моей власти лежит поместить тебя на этом троне, так
23