Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
и Илейка Бочкинъ н а з ы в а л ъ тебя князя М а т в ь я царемъ, а т ы
князь Матвъй князя с братьею н а з ы в а л ъ бояры, и сами вы въ
томъ воровствъ винились. И по боярскому приговору, за то во­
ровство велъно было вас казнить смертью. И государь царь великш князь Михайло ©едоровичъ всеа Русш, по прошенью от­
ца своево государева, великого государя, святьйшаго naTpiapxa
Филарета Никитича московского и всеа Русш, въ то время васъ п о ж а л о в а л ъ , въ смерти мъсто велълъ вамъ ж и в о т ъ дать. И
у к а з а л ъ государь васъ за т а и е ваши велик1е вины розослать
въ понизовые городы по тюрмамъ. А нынь государь царь и вел и и й князь Михайло ©едоровичъ всеа Русш, д л я блаженные
памяти отца своего государева, великого государя, святьйшаго
naTpiapxa Филарета Никитича московского и всеа Русш, пожа­
л о в а л ъ , велълъ васъ изъ опалы взять к ъ Москвь и велълъ вамъ
свои государьсюе очи видьть. И вамъ бы князю Матвъю съ бра­
тьею впередъ свои велшае вины покрывать службою» ( Р И Б , IX,
с. 550-551, ср. т а к ж е с. 529).
Другое дело такого рода сохранилось в архиве Министер­
ства юстиции. В 1666 г. в среду на первой неделе Великого поста
тверской помещик Никита Борисович Пушкин подал в Москве
челобитную, где извещал на своих крестьян «государево слово и
дело»: «будто тверских моих деревнишек сельца Васильевского
да сельца Михайловского крестьянишки мои завели неведомо
какое воровство и, выбрав меж себя неведомо кого начальным
человеком и н а з ы в а я е г о в ы с о к о , ходили с ним нынешней
сырной [т. е. масленой] недели в субботу и всполохи чинили с
знамены и с барабаны и с р у ж ь е м » . Из показаний по этому де­
лу выяснилось, что м у ж и к и одного крестьянина «называли . . .
меж себя высоким человеком — царем»; при этом избранного
царем Митьку Демидова мужики носили «сквозь село на но­
силках, а на голове у него была воронка», «а перед ним несли
варенец [заквашенное топленое молоко, представляющее собой
ритуальную еду на масленицу] да навязав на шест соломы сноп
[ср. ношение и сожжение соломенных снопов или соломенного
чучела в обрядовых проводах масленицы] да лукошошное обы­
чая [sic!] да вместо знамени навязав на шест платишка . . . да