Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
20

№ 50, 54, 156-176, 198 и д р . ) - И другой самозванный Петр Тре­
тий — скопец Кондратий Селиванов, о котором у ж е шла речь
выше, — имел своего « г р а ф а Чернышева» (им был другой ру­
ководитель скопцов — А. И. Шилов, см.: Ливанов, I, с. 207-208;
Чистов, 1967, с. 182). Совершенно аналогично скопческая «бо­
городица» Акулина Ивановна, называвшая себя «императрицей
Елизаветой» (в конце XVIII в., т. е. после смерти Елизаветы Пе­
тровны) — о ней мы т а к ж е упоминали выше, — имела прибли­
женную, называвшую себя Е. Р. Дашковой (Ливанов, I, с. 426;
Чистов, 1967, с. 182); то обстоятельство, что подлинная (а не
самозванная) Е. Р. Дашкова была приближенной не Елизаветы,
а Екатерины, лишь подчеркивает чисто функциональную роль
наименования такого рода. В подобных случаях и м я оказыва­
ется как бы функцией от м е с т а . Не менее примечателен пор­
трет Пугачева из собрания московского Исторического музея,
где изображение Пугачева написано поверх портрета Екатери­
ны (Бабенчиков, 1933): если портрет представляет в живописи
параллель к собственному имени, то переписывание портрета
адекватно акту переименования .
21

5. Итак, сама концепция царской власти в Древней Руси
предполагает противопоставление истинных, подлинных царей
и царей по внешнему подобию, т. е. самозванцев. В этом смысле
поведение самозванца предстает как карнавальное поведение —
иначе говоря, самозванцы воспринимаются как р я ж е н ы е .
При этом самозванчество очевидным образом связано с так
называемой «игрой в царя», бытовавшей в Московской Руси
в XVII в., — когда люди играли в то, что они цари, т. е.
р я д и л и с ь в царей, воссоздавая соответствующие церемонии.
Так, в записной книге Московского стола под 2 февраля 1634 г.
значится: «Тово ж ъ дни князь Матвьй, к н я з ь Оеонасей д а князь
Иванъ, да князь Ондрей Шеховсие видьли государьсые очи, а
сказано имъ передъ государемъ: въ прошломъ во 128 [т. е. в
1620] году, извьщалъ на васъ государю царю и великому кня­
зю Михаилу ©едоровичю всеа Русш Ондрей Голубовской, что
вы въ вечеру у Илейки Бочкина были и з а т ь й н ы м ъ воровскимъ
обычаемъ вы князь ООонасей, и князь Ондрей, и князь Иванъ