Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
15

его митрополит И о н а , который и является, возможно, автором
цитированного послания 1447 г.; таким образом, и в этом случае
речь идет, в сущности, о богоизбранности ц а р с к о й власти.
Если истинные цари получают власть от Бога, то лож­
ные цари получают ее от дьявола (см.: Вальденберг, 1922,
с. 223-224). Д а ж е церковный обряд священного венчания на
царство и миропомазания не сообщает ложному царю благода­
ти, поскольку от этих действий сохраняется лишь видимость,
в действительности же его венчают и м а ж у т бесы по прика­
занию д ь я в о л а (см. об этом во «Временнике» Ивана Тимо­
феева — Р И Б , XIII, стлб. 373). Соответственно, если подлин­
ный царь может уподобляться Христу (см. выше) и восприни­
маться как образ Бога, ж и в а я и к о н а , самозванец может вос­
приниматься как лже-икона, т. е. и д о л . Тот же Иван Ти­
мофеев в своем «Временнике» говорит о Л ж е д м и т р и и : «Еще
ему внь сущу предьлъ Русшя земля, самохотнь повинушася
вси, и д о л у с у щ у , я к о ц а р ю , п о к л о н и ш а с я » ( Р И Б , XIII,
стлб. 367); итак, царь как икона противопоставляется самозван­
цу как идолу.
16

4. Представление о божественном предназначении подлин­
ного царя, об отмеченности его Б о ж и и м избранием со всей отче­
тливостью проявляется в исключительно устойчивом предста­
влении об особых «царских знаках» — обыкновенно это крест,
орел (т. е. царский герб) или солярные знаки, — будто бы име­
ющихся на теле царя и свидетельствующих о его избранности.
Это поверье играло в а ж н у ю роль в мифологии самозванчества:
согласно многочисленным историческим и фольклорным источ­
никам, именно с помощью «царских знаков» самые разные само­
званцы — например, Л ж е д м и т р и и , Тимофей Акундинов, Емельян Пугачев и другие — доказывали свое царское происхожде­
ние и свое право на царский престол, и именно наличие каких-то
знаков на их теле заставляло окружающих верить им и поддер­
живать их (см.: Чистов, 1967, с. 44, 66, 67, 7 1 , 86, 118, 126, 127,
148-149, 185, 210). Так, например, в 1732 г. в Тамбовской гу­
бернии появился нищий, который заявил: «Я не м у ж и к и не
мужичий сын: я орел, орлов сын, мне орлу и быть. Я царевич