Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
мненный религиозный аспект, так или иначе означая претензию
на сакральные свойства. Характерно, что Л ж е д м и т р и я называ­
ют так, как называют Христа, — «праведное солнце» ; в Баркулабовской летописи о нем говорится: «онъ естъ правдивый певный црь восточный дмитръ ивановичъ праведное слнце» (Вой­
тович, 1977, с. 198) — насколько нам известно, это первый слу­
чай такого наименования по отношению к ц а р ю . В этом смысле
самочинное объявление себя царем может быть сопоставлено с
провозглашением себя святым, как это, например, имеет место
у русских хлыстов и скопцов. Действительно, в некоторых слу­
чаях эти две тенденции совпадают: так, известный Кондратий
Селиванов, в котором скопцы видели воплощение Христа, почи­
тался одновременно и за императора Петра Третьего (Кельсиев,
III, с. 62-98): согласно учению скопцов, «в начале был Господь
Саваоф, потом Иисус Христос, а ныне Государь Батюшка Петр
Феодорович, Бог над Богами и Царь над Царями» (там же, III,
с. 75; ср. еще с. 81). Равным образом скопческая «богородица»
Акулина Ивановна признавалась как Богородицей, так и им­
ператрицей Елизаветой Петровной и, соответственно, считалась
матерью Кондратия Селиванова как царя и Бога (там же, с. 63,
81, 106-107) ; другая «богородица» скопцов, Анна Софоновна,
считала себя великой княгиней Анной Феодоровной, супругой
наследника цесаревича Константина Павловича (там же, с. 108).
Вообще наряду с самозванцами, принимавшими имя того или
иного царя, в России существовали самозванцы, принимавшие
имя того или иного святого или же претендовавшие на какие-то
специальные полномочия, полученные свыше; в некотором смы­
сле это явления одного порядка. Так, например, в первой поло­
вине XVIII в. в Сибири появляется самозванный Илья-пророк
(см.: Покровский, 1972); отметим, кстати, что и в упомянутом
выше Кондратий Селиванове могли видеть И л ь ю - п р о р о к а . В
конце XVII в. Кузьма Косой (Ельченин), возглавивший на До­
ну одно из старообрядческих движений, называл себя «папой»
(Соловьев, VII, с. 429) и утверждал, что он должен поставить
на трон царя Михаила (Дружинин, 1889, с. 97, 148, 267, 277),
которого при этом он признавал самим Б о г о м ; согласно же
7

8

9

10

11