Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
«помазанник») и соответственно с начала XVIII в. может д а ж е
именоваться «Христом» .
Необходимо отметить, что само слово «царь» выступает в
Древней Руси как сакральное слово и, соответственно, характе­
ризуется той неконвенциональностью в отношении к языково­
му знаку, которая характерна вообще д л я сакральной лексики;
тем самым, называние себя царем никак не может рассматри­
ваться как чисто произвольный, волюнтаристский а к т . Капи­
тан Маржерет говорит в своих записках (1607 г.): «В рассужде­
нии титула русские думают, что слово царь, употребляемое рус­
скими государями, важнее всех титулов на свете. Императора
Римского они именуют цесарем, производя это имя от Цезаря;
прочих же государей королями, п о д р а ж а я полякам; владетеля
персидского называют кизель баша, а турецкого великий гос­
подарь Турский, т. е. великий господин Турецкий. Слово царь,
по их мнению, находится в Св. Писании, где Давид, Соломон
и другие государи названы: царь Давид, царь Соломон. Посему
они говорят, что имя царя, которым Богу угодно было некогда
почтить Давида, Соломона и других властителей иудейских и
израильских, гораздо более прилично государю, нежели слово
цесарь и король, изобретенное человеком и присвоенное, по их
мнению, каким-нибудь завоевателем» (Устрялов, I, с. 254). Итак,
имя царя признается созданным не человеком, но Богом; со­
ответственно, царский титул противопоставляется всем осталь­
ным титулам, как имеющий божественную природу. Еще более
существенно, что данное слово применяется к самому Богу: в
богослужебных текстах Бог часто именуется царем, и отсюда
устанавливается характерный параллелизм царя и Бога, как бы
исходно заданный христианскому религиозному сознанию , —
параллелизм, выражающийся в таких парных словосочетаниях,
как «Небесный Царь» (о Боге) — «земной царь» (о царе), «Не­
тленный Царь» (о Боге) — «тленный царь» (о ц а р е ) , ср. т а к ж е
наименование царя «земным богом», отмечающееся в России с
XVI в .
2

3

4

5

6

В этих условиях самый ф а к т называния себя царем — не­
зависимо от обладания действительной властью — имеет несо-