Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
7

Если первоначально замена названия «Петербург» на «Петро­
град» воспринимается в связи с переосмыслением города апостола Пе­
тра как города императора Петра, то в дальнейшем ей придается дру­
гое значение, а именно она понимается как отказ от иноязычного на­
именования — замена немецкого имени на русское. Такое понимание
мы встречаем уже во второй половине XIX в. См., например, эпиграм­
му 1880-х годов по поводу славянофильства петербургских ученых не­
мецкого происхождения:
Москва, умолкни.
Здесь Петербург стал Петроград,
Здесь Гильфердинг, Фрейганг и Миллер
Дела славянские вершат.
(Вересаев, 1929, с. 15)
В XX в. по несколько иным причинам академика Ольденбурга на­
зывали академиком Ольденградом (см. письма Г. А. Ильинского к
М. Г. Попруженко 1928 г. в изд.: Костадинова, Флорова, Димитрова,
1968, с. 135, 138, 139); в основе этой словесной игры лежит переиме­
нование Петербурга в Петроград, официально узаконенное в 1914 г.
С подобной трактовкой Петербурга у символистов полемизирует
молодой Мандельштам. В сборнике Мандельштама, демонстративно
названном «Камень» (см. выше о символике камня в отношении к
Петру и Петербургу), побеждает ампирный и имперский образ города:
8

А на Неве — посольства полумира...
В свете сказанного возможно осмысление дальнейшего поворота Ман­
дельштама от камня к дереву:
И я теперь не камень,
Но дерево пою.
Так, символика средневековья, пройдя через века, воздействует на
идейно-художественное сознание поэтов.