Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
владетеля, видимъ у ж е и Апостола» — он устроил нам и утвер­
дил «вся благая, к ъ временной и вьчной жизни полезная и нуждная» и «все то на немъ, яко на главномъ основанш стоитъ»
(Феофан Прокопович, II, с. 157). Евангельскому образу созда­
ваемой церкви в речах Феофана соответствует государство и —
уже — Петербург. Панегирическое сопоставление с апостолом
Петром содержится у ж е в школьном «Действе о семи свобод­
ных науках» 1702-1703 гг., где к царю обращаются со словами:
Ты еси камень, в Христе-бозе нареченный,
Еже помазан есть царь и Петр прореченный
Самем им.
На том камени, Петре, церковь укрепися,
А тобою о Христе церковь утвердися
Истинна.
(Пьесы школьных театров, с. 158-159)
Используя тот же образ, и сам Петр в письме Апраксину после
Полтавской победы (от 27 июня 1709 г.) уподоблял одержанную
«викторию» камню в основании Петербурга: «Ныне у ж е совер­
шенной камень во основание Санкт-Петербурху положен с помощию Божиею» (Письма и бумаги Петра, IX, 1 с. 231, №3259).
Создается цепочка символов с государственным значением, в
основе которых л е ж и т образ апостола Петра, переносящийся на
образ Петра-императора.
Т а же ассоциация Петра и камня реализуется в противо­
поставлении д е р е в я н н о й Руси и к а м е н н о г о Петербурга.
Это противопоставление поддерживалось строжайшим запреще­
нием возводить каменные здания где бы то ни было в России,
помимо Петербурга: в 1714 г. Петр запретил в государстве «вся­
кое каменное строение, какого бы имени ни было, под разоре­
нием всего имения и ссылкою». Тем самым фактически созда­
ется не только образ Петербурга как каменной столицы, но и
образ деревянной России как ее антипода. Петербург мыслит­
ся как будущее России, но при этом создается не только образ
будущего, но и образ прошлого ее состояния. Этот утопический
образ России, воплощенный в Петербурге, отчетливо выражен