Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
вам Петра I, Никон «заразился духом папского властолюбия»,
П. А. Алексеев комментировал: «Не папская ли то гордость,
чтоб Богом венчанного царя учинить своим конюшим» (Алек­
сеев, 1863, стлб. 698-699). При этом имеется в виду церковный
обряд «шествия на осляти», совершавшийся в Москве в Верб­
ное воскресение, когда патриарх, олицетворяющий Христа, ехал
на коне, которого вел под уздцы царь; этот обряд был отменен
при Петре (последний раз он совершался в 1696 г.). Итак, древ­
нерусский церковный обряд, заимствованный русскими от гре­
ков (а именно из Иерусалимской церкви, см.: Никольский, 1885,
с. 46-47), непосредственно ассоциируется с папским Римом.
В свете сказанного проясняется полемическая направлен­
ность пародийных церемоний Всешутейшего собора. Вопреки су­
ществующему мнению пародирование обряда избрания римско­
го папы и других папских обрядов не лишено было актуального
смысла. Высказывавшаяся исследователями мысль о том, что
эти церемонии получили злободневность лишь после того, как в
них издевательству стало подвергаться патриаршество, предста­
вляется неточной. Д л я людей петровского окружения издева­
тельство над папским Римом неизбежно превращалось в дискре­
дитацию русского патриаршества, а насмешки над патриархом
всея Руси сливались с пародированием власти папы римского.
5. Город, строившийся Петром, не мог обойтись без цен­
трального патронального собора. Взгляд на Петербург с этой
стороны обнаруживает, что аналогия с Римом определенно при­
сутствовала в сознании строителей новой столицы. В городской
цитадели, которая по первоначальным представлениям д о л ж н а
была располагаться в центре города, был построен собор Пе­
тра и Павла, задуманный как самое высокое здание в Петер­
бурге. Любопытно отметить, что с перенесением мощей Алек­
сандра Невского, исключительно торжественно обставленным
Петром I, выявилась и ориентация патрональных святынь на
связь с Новгородом. Таким образом, две патрональные святыни
Петербурга ориентировали на русскую и вселенскую интерпре­
тацию новой столицы. Одновременно сквозь «римскую» симво­
лику собора Петра и Павла просвечивала символика Москвы