Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
саждение в Петербурге культа апостолов Петра и Павла. Им по­
свящается собор в Петропавловской крепости, что д о л ж н о было
по первоначальному плану совпадать с центром города. В этом
нельзя не видеть переклички с местом, которое занимает в се­
миотике городского планирования собор святого Петра в Риме.
В этой перспективе частое наименование Петербурга «пара­
дизом» как самим Петром, так и людьми его окружения могло
означать не просто похвалу избранного и возлюбленного кусоч­
ка земли, а именно указание на святость этого места. Т а к , Меншиков в письме Петру от 10 декабря 1709 г. называет Петербург
«святой землей» (Письма и бумаги Петра, IX, 2, с. 1356). Са­
мо название «Санкт-Петербург» таит в себе возможность двой­
ного прочтения, поскольку эпитет «святой» может относиться
как к Петру (апостолу или императору — об этом мы еще ска­
жем ниже), так и к г о р о д у . Если немецкое название «Sankt
Petersburg* грамматически передает притяжательность и соот­
ветственно переводится как «город святого Петра», то принятое
в России название «Санкт-Петербург» (с утратой посессивной
частицы -s) затемняет это значение и может восприниматься
как «святой город Петра»; уместно отметить, что русское на­
звание «Петербург», противостоящее немецкому «Petersburg»,
строится по славянской словообразовательной модели — при
том, что оно составлено из иноязычных компонентов. Претен­
зия Петербурга на святость находит выражение, наконец, и в
тенденции к унижению московских святынь. Можно было бы
в этой связи указать на настойчивое и демонстративное требо­
вание Петра строить в Москве театр именно на Красной пло­
щади, воспринимавшееся современниками как надругательство
над с в я т о с т ь ю м е с т а (театр — «антицерковь», простран­
ство бесовское).
В параллели Новгород —Петербург, Рим — Петербург бы­
л а заложена характерная д л я культуры барокко идея двойничества. Так, фигура апостола Петра могла получать двойника
в образе его брата апостола Андрея. Апостол Андрей воспри­
нимался как более национальный д л я России, так как посетил
Восточную Европу: согласно Повести временных лет, он пред-