Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
5 5

Под «Аполинариевой ересью» (речь идет об Аполлинарии Лаодикийском) имеется в виду служение на опресноках в католическом
богослужении; с точки зрения православных, использование в богослу­
жении хлеба без дрожжей означает отрицание человеческой природы
Христа; одновременно католики сближаются с иудеями, у которых
также пресный хлеб имеет культовую функцию.
5 6

Согласно Уложенной грамоте на церемонии учреждения патри­
аршества патриарх Иеремия говорил, обращаясь к царю Федору Ива­
новичу: «Понеже убо ветхий Рим падеся Аполинариевою ересью, вторый же Рим, иже есть Константинополь, агарянскими внуцы от без­
божных турок обладаем, твое же, о благочестивый царю, великое Рос­
сийское царствие, третей Рим, благочестием всех превзыде, и вся бла­
гочестивая царствие в твое в едино собрася, и ты един под небесем
христьанский царь именуешися в всей вселенней, во всех христианех, и
по Божию промыслу и пречистые Богородицы милости и молитв ради
новых чюдотворцов великого Российского царствиа Петра и Алексея
и Ионы и по твоему царскому прошению у Бога, твоим царским сове­
том, сие превеликое дело исполнитца» (Идея Рима. . ., с. 187; СГГиД,
№59, с. 97; Шпаков, 1912, прилож. II, с. 42).
5 7

При этом издавна пророчество о конце света связывалось на
Руси с представлением о том, что Россия и Греция поменяются ме­
стами: «Повесть временных лет» под 1071 г. сообщает о появлении
волхва, который предвещал, что реки потекут вспять, земли перейдут
с места на место, и греческая земля станет там, где стоит русская, а
русская окажется на месте греческой (ПСРЛ, I, 1, 1926, стлб. 174).
Поскольку эсхатологические переживания закономерно переплетают­
ся с мессианистическими, падение Константинополя, воспринятое на
фоне пророчеств такого рода, понимается как указание на мессианистическую роль России как оплота православия и предводительницу
христианского мира.
5 8

Некоторые исследователи пытаются усмотреть прямую связь
между болгарским восприятием истории и последующей русской док­
триной «Москва — третий Рим», — но, кажется, без достаточных
оснований. Р. Поуп ссылается в этой связи на болгарский апокриф
XIV в., где говорится о трех царствах — греческом, алеманском и бол­
гарском, которые соответствуют царству Отца, Сына и Святого Духа
(см.: Поуп, 1974; Поуп, 1975); он полагает, что Филофей знал этот
текст и рассматривает его как один из возможных источников его по­
слания. С этим, однако, трудно согласиться. Между прочим, Р. Поуп
не обратил внимания на то очевидное обстоятельство, что в цитиру­
емом им тексте находит отражение теория Иоахима Флорского; эта
теория, насколько мы знаем, была чужда русским книжникам.