Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
Рима сначала во второй, а затем в третий Рим: «Бежание жены в пу­
стыню — от стараго Рима опресночнаго ради служениа [т. е. служения
на пресном хлебе, объединяющего католиков с иудеями], понеже весь
великый Рим падеся, и болит неверием Аполинариевы ереси неисцелно. В новый же Рим бежа, еже есть Костянтинь град, но ни тамо покоя
обрет съединениа их ради с латынею на осмом съборе [речь идет о Фло­
рентийской унии], и оттоле костянтинопольскаа церькви раздрушися
и положися в попрание, яко овощное хранилище [ср.: Пс. LVIII, 1; Ис.
I, 8]. И паки в третий Рим бежа, иже есть в новую Великую Русию,
се есть пустыня, понеже святыа веры пусти беша и иже божествении
апостоли в них не проповедаша, но последи всех просветися на них
благодать Божиа спасителнаа его же познати истиннаго Бога. И еди­
на ныне святаа съборнаа апостолскаа церковь въсточнаа паче солнца в
всей поднебесней светится, и един православный великий руский царь
в всей поднебесной, яко же Ной в ковчезе спасеный от потопа, правя
и окормляа Христову церковь и утвержаа православную веру» (Идея
Рима. . ., с. 171-172, ср. с. 174-175; Малинин, 1901, прилож., с. 62-63).
3 8

Ср. отождествление православных христиан с римлянами у
Вальсамона в ответах на вопросы Марка, патриарха Александрийско­
го (1195 г.). По словам Вальсамона, православные христиане и суть
римляне, независимо от их происхождения и от того, где они живут;
поэтому, в частности, они должны подчиняться римскому праву (Раллис и Потлис, IV, с. 451; ср.: Питсакис, 1989, с. 104).
Так, по утверждению Ивана Грозного, Христос «божественным
своим рожеством Августа кесаря прославив в его же кесарьство родитися благоизволи, и его и тем вспрослави и распространи его царство,
и дарова ему не токмо римскою властию, но и всею вселенною владети, и Готфы, и Савроматы, и Италия, вся Далматия и Натолия и
Макидония и ино бо — Ази и Асия и Сирия и Междоречие и Египет
и Еросалим даже до предел Перских» (послание А. И. Полубенскому — Иван Грозный, 1951, с. 200). Знаменательно при этом указание
на вселенский характер государственного идеала: в центре этого все­
ленского организма оказывается Рим, а Иерусалим фигурирует лишь
как далекая пограничная провинция.
Ср. в этой связи также рождественскую стихиру: «Августу единоначальствующу на земли, многоначалие человеков преста. . . ».
Сходные идеи характерны также и для западного средневековья
(см., в частности: Ейтс, 1975, с. 4). Характерно в этой связи изобра­
жение Августа на левой створке Миддельбургского алтаря Рожье ван
дер Вейдена (XV в.): здесь изображено явление императору Богома­
тери с младенцем Христом, причем Август, стоя на коленях, молится
явившемуся ему образу (собр. картинной галереи в Далеме, Берлин).
3 9

4 0

4 1

Ср.: «О царствах же и о странах пременение — не от звезд сие