Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
3 4

Ср.: «И утвръди православную веру, яже в Христа Бога, и наре­
чен бысть вторыи Констянтин» (Тихонюк, 1986, с. 60; РИБ, VI, № 118,
стлб. 798; Идея Рима. . . , с. 124).
Отметим, что как киевский князь Владимир, так и император Кон­
стантин могли считаться прародителями московского великого кня­
зя. Так, митрополит Иона в послании киевскому князю Александру
Владимировичу 1450 г. заявляет, что «христолюбивый великий князь
Василей Василиевич» решил поставить его на митрополию, «ревнуя
святыим своим прародителем, благочестивому святому первому пра­
вославному равному святым апостолом царю Констянтину и великому
князю Владимиру» (РФА, I, №65, с. 216; РИБ, VI, №66, стлб. 560).
3 5

«Великие Минеи Четий» включали в себя, помимо житий свя­
тых, наиболее авторитетные «четьи» тексты, включая Новый Завет
с толкованием, толковые Псалтыри, святоотеческие писания, празд­
ничные и похвальные слова и т. п. В предисловии к «Великим Минеям
Четиим» митрополит Макарий заявляет, что здесь «все святыя книги
събраны и написаны которые в руской земле обретаются» (см.: ВМЧ,
оглавление, с. 2; ср.: Евфимий, 1847).
3 6

Эта фраза фигурирует затем и в так называемом «Послании
к великому князю» или «Послании о крестном знамении», написан­
ном, видимо, в 1523-1526 гг., которое может приписываться Филофею (Идея Рима. . ., с. 162-168; Малинин, 1901, прилож., с. 49-56);
Н. В. Синицына называет автора данного послания «Продолжателем
Филофея» или «Псевдофилофеем» (см.: Синицына, 1993, с. XXVIII;
ср.: Идея Рима. . ., с. 162; об отношении «Послания на звездочетцев»
и «Послания к великому князю» см. также: Гольдберг, 1974, с. 79-86).
Обращаясь к великому князю Василию Ивановичу, автор послания
говорит: «Да аще добре устроиши свое царство, будеши сын света и
граженин [гражданин] вышняго Иерусалима, яко же выше писах ти
и ныне глаголю: блюди и внемли, благочестивый царю, яко вся християнская царства снидошася в твое едино, яко два Рима падоша, а
третий стоит, а четвертому не быти. Уже твое християнское царство
инем не останется, по великому Богослову [т. е.: по Апокалипсису]. . .»
(Идея Рима.. ., с. 165, ср. с. 168; Малинин, 1901, прилож., с. 55-56, ср.
с. 54).
3 7

Еще яснее этот образ предстает в сочинении об обидах цер­
кви («Послание к царю Ивану Васильевичу»), которое также обычно
приписывается Филофею (Идея Рима. . . , с. 169-176; Малинин, 1901,
прилож., с. 57-66; см. об этом сочинении: Гольдберг, 1974, с. 86-92);
Н. В. Синицына видит в авторе этого сочинения одного из продол­
жателей Филофея (см.: Синицына, 1993, с. XXVIII; ср.: Идея Р и м а . . . ,
с. 169). Апокалиптический рассказ о Жене, бегущей от Змия в пусты­
ню, прямо истолковывается здесь как перемещение Церкви из старого