Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
образом, от реальной истории людей, которых он описывает: текст
начинает жить своей собственной — семиотической — жизнью.
«Послание», приписываемое Спиридону-Савве, было создано,
видимо, между 1511 и 1521 гг.; адресатом послания был, скорее всего,
Вассиан Патрикеев, но при этом оно могло быть в принципе предна­
значено для Василия III. Не исключено, что поводом для написания
этого сочинения был замысел Василия III венчаться на царство. См.:
Дмитриева, 1955, с. 81-82, 84, 102.
1 5

1 6

Первая редакция «Сказания о князьях Владимирских», соста­
вленного на основе послания Спиридона-Саввы, датируется временем
до 1527 г.; вторая редакция «Сказания...» появляется в связи с вен­
чанием на царство Ивана IV. См.: Дмитриева, 1955, с. 100, 122-123;
Дмитриева, 1989, с. 370-371.
1 7

Ср. характеристику Владимира Мономаха в послании митропо­
лита Никифора (1104-1121) о посте: «егоже Бог издалече проразуме и
предповеле, егоже из утробы освяти и помазав, от царьское и княжьское крови смесив» (Калайдович, 1815, с. 63; ср.: Орлов, 1946, с. 50).
Это послание дошло до нас в списках XVI в. и помещено в «Вели­
ких Минеях Четиих» митрополита Макария под 20 июня. Позднее
в «Степенной книге» первым венчанным царем на Руси объявляет­
ся Владимир Святой и уже вслед за ним — Владимир Мономах (см.:
Дмитриева, 1955, с. 132-133).
В числе даров, полученных Владимиром Мономахом, о которых
говорится в «Послании» Спиридона-Саввы и в «Сказании о князьях
Владимирских», наряду с «венцом» и «ожерельем» (т. е. шапкой и
бармами), фигурирует также крест «от самого животворящаго дре­
ва», который Константин Мономах снимает со своей шеи, и цепь из
аравийского золота; кроме того, здесь упоминается «крабица сердоликова» (о ней мы специально говорим ниже, см. примеч. 21) и золотое
блюдо, на котором преподносится венец. Крест и цепь также стано­
вятся затем царскими инсигниями и в этом качестве выступают в чине
венчания на царство Ивана IV. Согласно Формулярной редакции чина
(составленной, видимо, в начале 1560-х гг.) крест, бармы, шапка и цепь
возлагаются на царя в процессе интронизации (Барсов, 1883, с. 43-45,
50-51, 61, 69-71, 75-77, 85; Идея Рима. . . , с. 78, 83-84, 91); кроме того
Ивану вручается скипетр, упоминания о котором нет в «Послании»
и «Сказании...». Между тем, в более ранних Летописных редакциях
упоминаются только крест, бармы и шапка, о цепи же и о скипетре
ничего не говорится (ПСРЛ, XIII, 1, 1904, с. 150-151; ПСРЛ, XX, 2,
1914, с. 468-469; ПСРЛ, XXIX, 1965, с. 49-50; ПСРЛ, XXXIV, 1978,
с. 180-181; ПСРЛ, XIII, 2, 1906, с. 451-453). Во всех редакциях крест,
бармы и шапка, составляющие «царский сан», поставляются на золо­
том блюде, которое также относится к Мономаховым дарам.