Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
тинополя (1453 г.) с принятием греками Флорентийской унии
(1439 г.): падение Константинополя и завоевание турками Ви­
зантии рассматривается как Б о ж и я кара, как наказание за из­
мену православию . После падения Константинополя в глазах
русских Византия завершила свою и с т о р и ю — и это относит­
ся не только к крушению византийской государственной власти,
но и к авторитету константинопольского патриарха. Политиче­
ская катастрофа воспринимается русскими как следствие повре­
ждения веры, в силу чего русские отказываются от подчинения
константинопольскому патриарху и явочным порядком образу­
ют свою автокефальную церковь во главе с митрополитом.
С падением Византии великий князь московский оказывает­
ся единственным православным правителем, т. е. единственным
независимым монархом православной о й к у м е н ы . Предполага­
лось вообще, что есть только один царь в православном м и р е :
это место, которое ранее занимал византийский император, за­
нимает теперь русский князь. Отсюда великий князь москов­
ский начинает осмысляться по модели византийского импера­
тора. Это проявляется в наименовании его «царем», т. е., его
называют так, как называли на Руси византийского василевса (равно как и татарского хана). Уже Василий Темный более
или менее последовательно именуется «царем» и «самодерж­
цем» (см.: Успенский, 1982а, с. 205 — наст, изд., с. 147-148),
и с таким именно пониманием статуса русского великого князя
связывается установление автокефалии русской церкви, а затем
и учреждение патриаршества.
Соответственно, в «Послании на звездочетцев» Филофей го­
ворит о «нынешнем православном царьстве пресветлейшаго и
высокостолнейшаго государя нашего, иже во всей поднебесней
единаго христианом царя и броздодрьжателя святых Божиих
престол святыя вселенскиа апостольскиа церкве, иже вместо
римьской и костянтинопольской, иже есть в богоспасеном гра­
де Москве святого и славнаго Успения пречистыя Богородица,
иже едина в вселенней наипаче солнца светится» (Идея Рима. . .,
с. 147, ср. с. 157; Малинин, 1901, прилож., с. 45, 50). Т а же фор­
мулировка почти дословно повторяется затем в приписываемом
50

51

52

53