Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
(см.: Никольский, 1885, с. 46, 75-76); естественно предположить
поэтому, что данная церемония — греческого происхождения
(ср.: Голубинский, I, 2, с. 379). Вместе с тем, русский обряд су­
щественно отличается от греческого, поскольку в Византии им­
ператор — или какой-нибудь представитель светской власти —
не принимал участия в церемонии; таким образом, у греков не
наблюдается в данном случае того сочетания светского и духов­
ного начала, какое представлено у русских.
Ритуальная роль царя или наместника (воеводы) в русском
обряде объясняется из другого источника: таковым является
«Сказание о вене Константиновой» (Donatio Constantini), т. е. о
дарственной грамоте, будто бы выданной императором Констан­
тином Великим папе Сильвестру и определяющей отношение
между светской и духовной властью (см.: Острогорский, 1935а,
с. 200 и с л . ) . В этом сочинении рассказывается о том, как импе­
ратор Константин дает папе Сильвестру царский венец, но папа
от него отказывается, «не восхотеже от злата носити венец»; то­
гда император Константин венчает папу белым венцом и в знак
почтения к духовной власти берет его коня под уздцы, повеле­
вая делать то же самое и своим преемникам (Павлов, 1896, с. 79;
ср.: РФА, IV, прилож., №49, с. 823, №50, с. 834). К а к видим,
император Константин выполняет функции конюшего (officium
stratoris), подобно тому как это происходит в русском обряде
шествия на о с л я т и . Итак, обряд шествия на осляти в Верб­
ное воскресенье отвечает как восприятию Москвы как нового
Иерусалима, так и восприятию ее как нового Рима.
45

46

Позднее Борис Годунов задумал воздвигнуть в Кремле гран­
диозный храм и назвать его «Святая святых» по примеру хра­
ма царя Соломона (см.: Масса, 1937, с. 63, 109; Геркман, 1874,
с. 270; П С Р Л , XXXIV, 1978, с. 202; Р И Б , XIII, стлб. 341-342,
522; ср.: Ильин, 1951,' с. 80-81; Баталов и Вятчанина, 1988,
с. 2 4 - 2 6 ) . Характерным образом Иван Тимофеев усматривает
в этом стремление принизить значение московского Успенского
собора: «Первое . . . и верховнейшее дело его [Бориса]: основа­
ние во уме своем положи и промчеся всюду, еже о здании святая
святых храма сего весь подвиг бе; яко же во Иерусалиме, во цар47