Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
д л я Филофея в а ж н а космологическая модель времени, согласно
которой время имеет начало и к о н е ц .
Характерно в этом смысле, что если «Изложение пасхалии»
видит в Москве прежде всего «новый град Константинов», т. е.
новый К о н с т а н т и н о п о л ь , то послание Филофея говорит
именно о третьем и последнем Р и м е . Вместе с тем, событи­
ям христианской и с т о р и и — основанию Константинополя как
столицы христианской империи во главе с Константином как
первым христианским монархом — в данном случае приписы­
вается к о с м о л о г и ч е с к а я значимость, заставляющая видеть
отражение и повторение этих событий в последующее время.
Как представление о цикличности времени, так и представление
о его конце есть, в сущности, разные проявления космологиче­
ского сознания.
43

* * *
Идея нового Иерусалима — и, в частности, восприятие Мо­
сквы в этом качестве — может в дальнейшем периодически
возрождаться на Руси; существенно, однако, что к а ж д ы й раз
она возрождается при этом на фоне у ж е усвоенной концепции
православной империи. Т а к , при Иване Грозном и митрополите
Макарии в Москве появляется особый обряд, предполагающий
уподобление Москвы Иерусалиму — обряд шествия на осляти
в неделю Ваий (т. е. в Вербное воскресенье), когда митрополит,
восседающий на осле, изображал Христа, входящего в Иеруса­
лим; в церемонии принимал участие и царь, который вел осла
под уздцы (см.: Острогорский, 1935а, с. 202; Флаер, 1992). Тогда
же на Красной площади появляется «Лобное место», т. е. сим­
волическое изображение Голгофы (ср.: Ин. XIX, 17); построение
«Лобного места», по-видимому, непосредственно связано с дан­
ным о б р я д о м .
Замечательно при этом, что обряд шествия на осляти в Верб­
ное воскресенье соотносит Москву не только с Иерусалимом, но
и с Римом. В самом деле, соответствующий обряд в свое время
совершался как в Константинополе (см.: Дмитриевский, 1907,
с. 119-121; Дмитриевский, 1928, с. 69 и сл.), так и в Иерусалиме
44