История и идеология Кумранской общины

Тантлевский И.Р. История и идеология Кумранской общины. -СПб, 1994

Содержание

Предисловие (д. и. н. Н. Б. Янковская)

Предисловие автора

Глава I Письменные источники по истории ессейско-кумранского движения. Археология Хирбет-Кумрана

Глава II История Кумранской общины. Учитель праведности

Глава III Эволюция мессианско-эсхатологических представлений Кумранской общины

1. Помазанники (Мессии! в еврейской Библии и интертестаментальной («межзаветной») литературе

2. Основные научные концепции эволюции кумранских мессианских представлений

3. Дуальная концепция Мессий в Кумране в са. 197/196 — са. 177/176 гг. до н. э.

4. Кумранский мессианский дуализм в са. 177/176 — са. 137/136 гг. до н. э.

5. Этимология термина «Ессеи» в свете кумранской мессианской доктрины

6. Кумранский мессианизм и эсхатология в первые десятилетия по смерти Учителя праведности (са. 137/136 гг. до и. э. - пер, пол. I в. до н. э.)

7. Мессианские ожидания кумранитов во второй половине I в. до н. э. — 1 в. н. э.

Глава IV Ессейско-кумранское учение о предопределении и особенности сотериологии Кумранской общины. Дуалистическая доктрина кумранитов

Заключение

Сокращения

Библиография

OCR
телем Ферекидом Сиросским (и, таким образом, сыграла определенную роль в форми-
ровании древнегреческой идеалистической философии). Так, Филон Библский сооб-
щает в «Финикийской истории», что Ферекид «заимствовал исходный материал у фи-
никийцев» (см.:Евсевий, Приготовление к Евангелию, I, 10, 50); а в Суда-лексиконе
(«Ферекид») говорится, что «он был учителем Пифагора, а у самого наставника не
было: он сам себя выучил, приобретя тайные книги финикийцев». (Заметим, что для
эпического поэта Херила Самосского иудеи — жители Иерусалима — это финикийцы,
и их язык— «финикийский» (см.:Иосиф, Против Апиона, I, 173—174); Феофраст
отождествляет жителей финикийского Тира с евреями (Иосифу ibid., I, 167); Мегасфен
(дипломат на службе Селевка I Никагора) пишет: «Все суждения, высказанные о при-
роде вещей древними, были заявлены также теми, кто философствовал вне Эллады,
притом отчасти в Индии брахманами, отчасти же в Сирии так называемыми иудеями»
(Megasth. fr. 41 Didot (FHG II, 437) [цит. по: Аверинцев, Литература..., с. 235J; ср. так-
же: Иосиф, ibid., I, 179); Пифагор, по словам Иосифа Флавия (ссылающегося на книгу
Гермиппа), заимствовал многие доктрины (вт. ч. касательно души) у евреев (ibid., I,
162—165); см. также «Жизнь Пифагора» Ямвлиха и работу Е. А. Грина "Did Pythago-
ras Follow Nazirite Rules?" [JBQ 20 (1991), pp. 35—42, 60].) Цицерон в «Тускуланских
беседах», I, 16, 38 замечает, что «Ферекид Сиросскии впервые (в эллинской среде.—
И. Т.) сказал, что души людей вечны»; а Апоний в Толковании на Песнь песней 3:5 —
что он, «как сообщают, первый (из греков. — И. Т.) преподал своим слушателям, что
душа человека бессмертна и что она — жизнь тела, а также полагал, что один дух в
нас — с неба, а другой происходит от земных семян» (ср. библейскую диаду «дух»
(לוח)— «душа» (נפש)). [Цит. по: Фрагменты ранних греческих философов, отв.
ред.И.Д. Рожанский, ч. I, Москва 1989, с. 86]. (Ср.: Порфирий, О пещере нимф, 31.)
Наконец, Ион Хиосский пишет о Ферекиде так: «Мужеством был он велик и совестью
был он украшен, и принимает душой в смерти блаженную жизнь» [цит. по: Диоген Ла-
эртский, О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов, пер. М. Л. Гас·
парова, Москва 1979, с. 101]. В связи с учением Ферекида Сиросского о бессмертии
души ср. знаменитые строки из «Илиады» (I, 3—5): «Многие души (ча>х<ц) могучие
славных героев низринул в мрачный Аид, и самих (autouq) распростер их в корысть
плотоядным птицам окрестным и псам...» (пер.Я. И. Гнедича); т. е. для Гомера поня-
тие личности («самости») человека еще неразрывно связно с телом, а душа, отправля-
ющаяся по его смерти в Аид, — это всего лишь его тень, призрак (eiScoXov). (Ср.: Одис-
сея, XI, 145—234, 564—600; Илиада, VIII, 13—16.) Для Аристотеля и его учеников Феофраста и Клеарха из Сол иудеи — это «племя
философов (любомудров)», у которых греки (и в том числе они сами) заимствовали
ряд доктрин. (См.: Иосиф, ibid., 1,176—183; Порфирий, О воздержании, II, 26.) Как за-
мечает в своей книге «Александрийское христианство» А. Л. Хосроев, александрийс-
кий еврейский философ-перипатетик Аристобул (II в. до н. э.) «учил: все, чего смогла
достичь греческая философия, уже сказано в Пятикнижии Моисея и оттуда заимство-
вано греками — мысль, которую постоянно будет проводить Филон (Александрий-
ский. — И. Т.). И современник Аристобула (автор "Послания Аристея") все время об-
ращается... к этой теме» (сс. 68f). «По словам Климента Александрийского, Аристобул
учил, что "перипатетическая философия зависела от Закона Моисея и от других про-
роков" (Strom. V. 97.7). Не только Пифагор, Сократ и Платон знали Моисеев закон
(Eus. Pr. Ev. XIII. 12.4), но и Гомер и Гесиод черпали свою мудрость из еврейских свя-
щенных книг (вероятно, из какого-то перевода на греческий, существовавшего задол-
го до Септуагинты; Pr. Ev. XIII, 12, 13)» (с. 68, прим. 47). «Этот топос (имеется в виду 237