Деяния Второго Всероссийского Cобора христиан-поморцев, приемлющих брак. 1913 г.

Содержание
OCR
Ѳеодосеевское пониманіе тайны брака сводится къ тому, что таинство брака непре¬
мѣнно должно быть совершаемо священникомъ и что только эта форма брака дѣлаетъ
бракъ законнымъ. Убѣжденіе моихъ собесѣдниковъ ведетъ къ положенію, что въ на¬
стоящее время, когда нѣтъ священниковъ, то нѣтъ и брака, Это мнѣніе, удерживающее Ѳеодосеевцевъ болѣе двухъ вѣковъ отъ законнаго брака,
зиждется главнымъ образомъ на прочитанномъ моимъ собесѣдникомъ мѣстѣ изъ Кормчей,
гдѣ говорится, что незаконные браки, заключенные безь благословенія священника, ни¬
чтожны и беззаконны. Собесѣдники наши двѣсти лѣтъ не хотятъ понять, что беззакон¬
ное всегда будетъ беззаконно и никакой архіерей или священникъ не имѣетъ власти
беззаконное сдѣлать законнымъ и что благословеніе священника при бракѣ нужно от¬
личать отъ тайнодѣйствія священнаго лица. Священникъ при крещеніи, при исповѣди и
прощеніи грѣховъ, при совершеніи таинства евхаристіи, а епископъ при руковозложеніи—
не благословляютъ, а тайнодѣйству ютъ, а при бракѣ священникъ, какъ гово¬
ритъ приведенное изъ Кормчей свидѣтельство, благословляетъ, а не тайнодѣй-
ствуетъ. Въ приведенномъ свидѣтельствѣ говорится, что для законности брака тре¬
буется благословеніе церковное и чинное отъ своего пастыря, т.-е. отъ мѣстнаго епи¬
скопа или приходскаго священника. Выраженіе «благословеніе церковное» указываетъ,
что тутъ нѣтъ тайно дѣйствія со стороны священныхъ лицъ, а только пастырское старѣй-
шинское благословеніе, которое могутъ дать и не священные служители Церкви. Что въ бракѣ священникъ не тайно дѣйствуетъ, а только благословляетъ, какъ ува¬
жаемое лицо, какъ старѣйшина, видно изъ толкованія на 72 пр. 6-го Вселенскаго Со¬
бора, гдѣ говорится: „Аще нѣціи, невѣрни суще, законнымъ бракомъ совокупишася". Въ не¬
вѣріи нѣтъ священниковъ, нѣтъ и тайнодѣйствій священническихъ, но тайна брака все
же совершается, ибо браки невѣрныхъ считаются церковію законными. Кириллъ Іерусалимскій говоритъ, что браки невѣрныхъ и язычниковъ вѣрою совер¬
шаются, а наши собесѣдники упорствуютъ на своемъ, что безъ священника не можетъ
быть брака. Историческія данныя свидѣтельствуютъ, что заключеніе браковъ въ присутствіи свя¬
щенниковъ было предписано гражданской государственной властью съ цѣлью подчинить
бракозаключенія вѣдѣнію Церкви и тѣмъ ввести чинность и соблюденіе законовъ въ это,
бывшее тысячу лѣтъ домашнимъ дѣломъ супруговъ, соглашеніе, чтобы пресѣчь практико¬
вавшіяся въ этой области недопустимыя нарушенія церковныхъ каноновъ и государ¬
ственныхъ законовъ. Въ Греціи церковное бракозаключеніе вошло въ жизнь съ XI вѣка, а у насъ, въ
Россіи, только съ XIII столѣтія. Историкъ Голубинскій (Исторія Русской Церкви,
стр. 386, т. I) говоритъ: „Христіанскій бракъ подобно тому, какъ было въ Греціи и вездѣ,—
не могъ скоро утвердиться у насъ (на Руси) въ народной массѣ, и со всею вѣроятностью слѣ¬
дуетъ думать, что въ семъ отношеніи она полуязычествовала болѣе продолжительное время, чѣмъ
въ какомъ-нибудь другомъ. Сначала послѣ принятія христіанства оставалось въ своей собственной
формѣ и въ своемъ собственномъ видѣ языческое многоженство; затѣмъ, когда совокупными уси-
ліями церкви и государства было уничтожено оно, что впрочемъ случилось не весьма скоро, въ народѣ
остался обычай вступать въ браки или брачныя сожитія безъ церковнаго вѣнчанія, произвольно растор¬
гать браки и заключать новые.. У митрополитовъ Іоанна и Георгія дается знать, что простой на¬
родъ нашъ считалъ церковное благословеніе браковъ назначеннымъ и нужнымъ только для кня¬
зей и бояръ, для себя находя ^довольнымъ и одно соблюденіе языческихъ обрядовъ — гудѣнія и
плясанія. Не знаемъ, былъ ли заимствованъ этотъ взглядъ нашимъ народомъ у грековъ, у кото*