Деяния Второго Всероссийского Cобора христиан-поморцев, приемлющих брак. 1913 г.

Содержание
OCR
— 238 — Поэтому они стали дѣлать снисхожденіе не только староженамъ (женатымъ до перехода въ рас¬
колъ), но и новоженамъ (вѣнчаннымъ въ православной церкви послѣ перехода въ расколъ). Послѣ
небольшой епитеміи, послѣднихъ допускали до совокупной молитвы, приглашали за общую трапезу,
только сажали за особый столъ, и оставляли жить въ одной кельѣ съ женами, а у новоженовъ,
жившихъ по деревнямъ, свободно крестили дѣтей. Мало того, они не рѣшались строго преслѣдовать
и тѣхъ новоженовъ, которые вступали въ бракъ безъ вѣнчанія церковнаго, по одному взаимному
согласію» х). Изъ всѣхъ моихъ свидѣтельствъ ясно доказуется, что брачная жизнь въ Помор¬
скомъ обществѣ ведется не съ 1792 г., а съ самаго начала раздѣленія, съ конца
17 вѣка. Поэтому еще разъ ставлю вопросъ моему собесѣднику: гдѣ Поморскіе отцы
установили отверженіе брака? Вопросъ этотъ онъ все время обходитъ молчаніемъ, но
теперь уже, при концѣ бесѣды, долженъ, наконецъ, на него отвѣтить, иначе мы будемъ
считать его безотвѣтнымъ. ПерМЯКОВЪ Ѳ. Д. На вопросъ моего собесѣдника я уже давно далъ отвѣтъ
въ соборномъ постановленіи 1792 г., гдѣ говорится: 1) истиннымъ бракомъ признавать только
благословленный священникомъ; 2) брачущихся иначе и проповѣдующихъ брачную жизнь—
отлучать. (Нильскій, стр. 177—178). Чего же еще яснѣе? И послѣ этого мой собесѣдникъ
будетъ говорить, что Выгорѣцкіе поморскіе отцы не учили отвергать бракъ? Въ доказательство я привелъ рядъ свидѣтельствъ и историческихъ данныхъ, но если
моему собесѣднику и этого мало, то приведу еще. Кромѣ соборнаго постановленія за подписью Андрея Борисовича съ братіею, которое
отвергаетъ бракъ безъ священнословія, сошлюсь на ученіе самого Дндрея Денисовича:
„мы не возбраняемъ брака, но почитаемъ дѣвство паче брака... Аще лн же кто похощетъ со-
прягатся, сопрягайся, не возбраняемъ, но точію по церковному преданію... взыщи епископа бла¬
гочестиваго или отъ тоя порохіи священника, и блюди, чтобы оба были благочестивы... и тако
вѣнчайся и живи по Божіему закону... прочее въ сопряженіе жены кромѣ сихъ не дерзай... понежѢ
Бога владычнымъ священнымъ церковнымъ закономъ въ сихъ уставѣхъ бракъ заключися и кромѣ
сихъ отнюдь не попустися. Его же судьбами той и отъяся“. (Нильскій, ст. 21). Такъ же учили и Даніилъ Матвѣевичъ и Тимофей Андреевичъ, соста¬
витель «Щита Вѣры» и другіе. (Нильскій, с. 21). Вотъ на какихъ свидѣтельствахъ мы осно¬
вываемся, а мой собесѣдникъ беретъ въ основаніе вымыселъ іеромонаха Неофита и тому подоб¬
ныхъ. Приведу и еще свидѣтельство въ нашу пользу. Павелъ прусскій пишетъ: „Василій Емельяновъ Ѣздилъ въ Поморье, въ Даниловъ монастырь, чтобы согласить Помор¬
цевъ на брачное ученіе, почитая ихъ близкими къ таковому мнѣнію, какъ допускающихъ до со¬
вокупнаго моленія совокупившихся бракомъ безъ священнословія. Но Даниловцы оказались твер¬
дыми въ своемъ мнѣніи, что бракъ безъ священнословія не можетъ быть законнымъ, а кольмипаче
церковнымъ таинствомъ'. (Краткія извѣстія о существующихъ вЪ расколѣ сектахъ, соч. арх. Павла
СПБ. 1889 и). Исторія ясно говоритъ, что они не признавали таинства брака безъ священнословія.
Почему же мой собесѣдникъ прочтя изъ Плотникова (стр. 110—111) о снисхожденіи
къ новоженамъ не читаетъ далѣе? Да потому, что онъ выбираетъ только то, что ему удобно.
Павелъ прусскій далѣе пишетъ: „а что у нихъ допускаются до совокупнаго моленія оженив¬ х) „Исторія русскаго раскола, извѣстнаго подъ именемъ старообрядчества*. Изданіе 5, 1905 г. К. Плотни¬
кова, стр. 77-я. . .. .