Деяния Второго Всероссийского Cобора христиан-поморцев, приемлющих брак. 1913 г.

Содержание
OCR
— 2.25 — «Покровская часовня допускала брачное сожительство съ благословенія поморскихъ на¬
ставниковъ» х). Преемникъ Емельянова Скачковъ составилъ для бракосочетанія особый брачный
уставъ для того, чтобы ввести въ Обществѣ однообразный чинъ и порядокъ брачнаго
молитвословія и украсить его по достоинству. Слѣдовательно Московское Поморское общество, достигшее такого благосостоянія и
свободы, что построило новую Покровскую часовню, не вводило въ христіанское ученіе
чего либо новаго, противнаго сущности его, а только закончило то, что начало разви¬
ваться со временъ раздѣленія, т. е. установило чинъ брачнаго молитвословія и порядокъ
бракозаключенія и стало заключать браки открыто и торжественно, какъ учитъ св. Церковь. Увѣренія же моего собесѣдника, что Московское общество во главѣ съ Василіемъ
Емельяновымъ выдумало новое ученіе о бракѣ, не соотвѣтствуетъ истинѣ и ничѣмъ не
доказано. Пермяковъ Ѳ« Д. Собесѣдникъ мой въ своей рѣчи далеко ушелъ въ сторону
отъ поставленнаго вопроса о родословіи, тогда какъ я ясно доказалъ на основаніи истори¬
ческихъ свидѣтельствъ, что брачное согласіе произошло только послѣ 1792 года. Свидѣтельство Ивана Алексѣева, какъ частнаго лица, не имѣетъ значенія для Церкви
которая ни до 1792 г., ни послѣ не держалась такого ученія. Да и ученіе Ивана Алексѣева
собесѣдникъ мой передалъ совершенно невѣрно. Историки, пр. Нильскій и Плотниковъ,
передаютъ, что Ив. Алексѣевъ училъ, чтобы браки христіанъ заключались непремѣнно
въ никоновской церкви, тѣ же браки, которые заключались въ домахъ по одному взаимному
согласію, онъ считалъ беззаконными и называлъ такія сочетанія «бездѣльничествомъ, мор¬
довскимъ поятіемъ» и т. п. Это свидѣтельство ясно обличаетъ моего собесѣдника и обра¬
щаетъ приведенное имъ объ Ив. Алексѣевѣ противъ его же самого. Алексѣевъ не училъ
такъ, какъ впослѣдствіи училъ В. Емельяновъ и учатъ наши собесѣдники въ настоящее
время. Если бы таинство брака признавалось въ Поморьѣ законнымъ, какъ хочетъ утвер¬
ждать мой собесѣдникъ, то за что же былъ отлученъ Василій Емельяновъ на соборѣ въ
1792 году? Значитъ въ его ученіи было новшество, не согласное съ ученіемъ Церкви Хри¬
стовой. Объ этомъ говорятъ и всѣ историки, что брачное согласіе произошло въ началѣ
XIX вѣка отъ новаго ученія В. Емельянова о бракѣ, которое и было осуждено на Выгорѣц¬
комъ соборѣ въ 1792 года, а В. Емельяновъ былъ впослѣдствіи отлученъ за неподчиненіе
соборному рѣшенію. Тоже подтверждаетъ и Павелъ Любопытный, уважаемый нашими
собесѣдниками историкъ, говоря, что В. Емельяновъ первый открылъ въ Москвѣ начало
брачнаго чина. (Каталогъ, с. 28). Мой собесѣдникъ выразился даже, что Ѳеодосій Васильевичъ не имѣлъ ничего общаго
съ Поморскою Церковію. Это совершенная неправда. Всѣмъ извѣстно, что Ѳ. В. былъ
видный членъ Поморской Христовой Церкви и хотя имѣлъ съ Выгорѣцкими старцами
разногласіе и споры и даже въ 1706 году совсѣмъ разошелся съ ними, но вскорѣ потомъ
онъ съ ними совершенно примирился и былъ въ общеніи съ Андреемъ Денисовичемъ до са¬
мой своей кончины. Значитъ Ѳ. В. истинный поморецъ и членъ Христовой Церкви. Далѣе мой собесѣдникъ говорилъ, что поморцы даже и не касались вопроса о бракѣ
и безбрачіи, совсѣмъ объ этомъ не учили. Это тоже неправда, исторія говоритъ*иное. Смир¬
новъ пишетъ: „Поморскіе наставники, не признавая новоженство законнымъ, тѣмъ не менѣе, въ виду нрав¬
ственныхъ цѣлей, довольно тернѣливо относились къ новоженамъ: налагая на нихъ эшітиміи онн х) Стр. 5. Тамъ же. 15