Деяния Второго Всероссийского Cобора христиан-поморцев, приемлющих брак. 1913 г.

Содержание
OCR
— 181 — вопросы, диктуемые жизнью. Въ послѣдній годъ его жизни Д. В. не могъ хо¬
дить, стоять для него было большимъ трудомъ,—онъ работалъ и молился
сидя, но ничего не оставлялъ. Если устанетъ,—ляжетъ и тутъ ему читаютъ
письма, а онъ слушаетъ и диктуетъ отвѣты. Въ теченіе послѣдняго года роз¬
далъ всѣмъ близкимъ на память по экземпляру всѣхъ своихъ трудовъ. Бѣд¬
нымъ далъ особую милостыню, говоря: «Конецъ мой приближается, помоли¬
тесь за меня грѣшнаго». Послѣднее время онъ почти лежалъ. Около него со¬
вершалась служба; онъ читалъ, пѣлъ, а затѣмъ снова работалъ, диктуя свои
мысли. Объ такомъ многотрудномъ состояніи своемъ онъ такъ писалъ
Ф. П. К—ву: «Побѣдитель смерти Ісусъ Христосъ по человѣческому естеству
провѣщалъ: «прискорбна есть душа моя до смерти» (Матѳ. зач. 108), посему
смертное скончаніе есть урочный предѣлъ скорби. Сія-то скорбь утомляетъ
и меня многогрѣшнаго; но моя эпитимія весьма ничтожна въ сравненіи со
скорбію преп. Пимена многострадальнаго (чтимаго 7 августа), двадцать лѣтъ
претерпѣвшаго болѣзни. Св. Апостолъ возвѣстилъ: «Аще наказаніе терпите,
яко же сыновомъ обрѣтается вамъ Богъ» (Зач. 331). Такъ неизмѣнно продолжалось до послѣдняго дня его земной жизни.
1-го ноября, въ 3 ч. утра, Діонисій Васильевичъ тихо преставился къ жизни
вѣчной, имѣя отъ роду 87.лѣтъ. При самомъ концѣ онъ пѣлъ псаломъ «Гос¬
поди воззвахъ къ Тебѣ, усльши мя!» и съ этимъ пѣніемъ окончилъ свой путь
на землѣ, достигнувъ царства вѣчной правды, всю жизнь имъ защищае¬
мой. На погребеніе съѣхалось много его почитателей и учениковъ. Было по-,
лучено большое количество писемъ съ выраженіемъ печали осиротѣвшихъ
христіанъ. Тѣло его честно погребено на Тульскомъ старообрядческомъ кладбищѣ. IX. Послѣ Діонисія Васильевича потомству осталось богатое наслѣдіе—его тру¬
ды. Въ нихъ онъ съ поразительной чуткостью и пониманіемъ жизни разбираетъ
самые разнообразные вопросы, выдвигаемые временемъ, безъ обычнаго красно¬
рѣчія, затемняющаго своими красивыми формами самый смыслъ—сущность.
Въ его разсужденіяхъ: вступленіе, разборъ и заключеніе — все отъ писанія.
Свои слова онъ вставлялъ, чтобы лишь связать приводимыя выдержки изъ
книгъ. Казалось, такая форма изложенія очень трудна, суха для чтенія.
Совсѣмъ нѣтъ. Онъ съ такимъ удивительнымъ искусствомъ приводилъ тексты
изъ писанія, что, слушая, чувствуешь свободно льющуюся мудрую рѣчь.
А если взглянешь на листокъ, то все испещрено красными помѣтками—ука¬
заніями, откуда взято. Чтобы имѣть приблизительное понятіе о работахъ
Д. В. въ концѣ прилагается списокъ изданныхъ имъ гектографирован¬
ныхъ сочиненій. Конечно, много ихъ не увидитъ свѣта, будучи затерянными,
пока еще не было гектографа, когда они хранились только въ одномъ руко¬
писномъ экземплярѣ. На многіе вопросы со стороны частныхъ лицъ Д. В. отвѣчалъ прямо въ
письмахъ. Эти отвѣты вмѣстѣ съ вопросами представляютъ большую цѣнность