Деянiя Вселенских Соборовъ. Изданныя въ русскомъ переводе при Казанской Духовной Академiи. Том 7

Деянiя Вселенских Соборовъ. Изданныя въ русскомъ переводе при Казанской Духовной Академiи. Т.7. Изд. 3-е. — Казань. Центральная Типографiя, 1909

OCR
стивое мнѣніе Несторія, они пріурочили его къ изображенію честныхъ иконъ,
построяя какіе то безсмысленные и глупые выводы, опроверженіемъ которыхъ
мы уже много разъ занимались, а потому теперь сочли нужнымъ пройти
ихъ молчаніемъ. Затѣмъ они изрыгаютъ слѣдующее»: Епископъ Григорій прочиталъ: «Кто пишетъ на иконѣ плоть, обоготворенную соединеніемъ ея съ Бо¬
гомъ Словомъ, какъ будто бы отдѣляя ее отъ воспринявшаго и обоготворив¬
шаго ее божества и дѣлая ее такимъ образомъ какъ бы необоготворенною,— анаѳема». Діаконъ Епифаній прочиталъ: «Хотя каоолическая церковь и изображаетъ живописно Христа въ чело¬
вѣческомъ образѣ, но она не отдѣлаетъ плоти Его отъ соединившагося съ
нею божества; напротивъ она вѣруетъ; что плоть обоготворена и исповѣдуетъ
ее единою съ божествомъ, согласно ученію великаго Григорія богослова и
съ истиною, а не дѣлаетъ чрезъ это плоти Господней необоготворенною,
какъ говорятъ эти еретики, выражающіеся грубо, невѣжественно и варварски.
Какъ изображающій живописно человѣка, не дѣлаетъ его чрезъ это бездуш¬
нымъ, а напротивъ человѣкъ этотъ остается одухотвореннымъ, и картина
называется его портретомъ вслѣдствіе ея сходства; такъ и мы, дѣлая икону
Господа, плоть Господа исповѣдуемъ обоготворенною и икону признаемъ не
за что либо другое, какъ за икону, представляющую подобіе первообраза.
Потому то икона получаетъ и самое имя Господа; чрезъ это только она на¬
ходится и въ общеніи съ Нимъ; потому же самому она и досточтима и свята.
Если картина изображаетъ гнуснаго человѣка или демона, то она мерзка и
скверна; потому что таковъ и первообразъ. Итакъ, трудясь надъ тщетными
вопросами, они собираютъ безплодіе, а отъ истины получаютъ анаѳему и не
освободятся отъ этой послѣдней: потому что говорятъ»: Епископъ Григорій прочиталъ: «Кто Бога Слова, сущаго во образѣ Божіемъ и въ Своей ѵпостаси
пріявшаго зракъ раба и содѣлавшагося во' всемъ намъ подобнымъ кромѣ
грѣха, старается изобразить посредствомъ вещественныхъ красокъ, то есть,
какъ будто бы Онъ былъ простой человѣкъ, и отдѣлить Его отъ неотдѣли¬
маго и неизмѣняемаго божества, и такимъ образомъ какъ бы вводитъ четве-
ричность во святую и живоначальную Троицу,—анаѳема». Діаконъ Епифаній прочиталъ: «О безуміе и сумасшествіе ихъ! Не стыдятся произносить анаѳему!
Впрочемъ какъ черви питаются вращаясь въ грязи, такъ и они, привязав¬
шись къ этой мысли, не знаютъ границъ и стараются опозорить святую
церковь, между тѣмъ какъ сами достойны проклятія; потому что благословляю¬
щіе ее, какъ говоритъ божественное писаніе, благословенны, а проклинающіе
ее прокляты. Что же касается того, будто бы живописецъ представляетъ
Христа Спасителя простымъ человѣкомъ, отдѣляетъ его отъ Божества, и за
тѣмъ будто бы посредствомъ живописи вводится четверичномъ; то кто не
посмѣется надъ этимъ безуміемъ ихъ, или лучше кто не поплачетъ надъ
этимъ богохульствомъ? Хотя Христосъ и изображается на иконѣ въ человѣ¬
ческомъ видѣ, но дѣлающій (икону) не вѣруетъ въ четверичность, а только