Деянiя Вселенских Соборовъ. Изданныя въ русскомъ переводе при Казанской Духовной Академiи. Том 7

Деянiя Вселенских Соборовъ. Изданныя въ русскомъ переводе при Казанской Духовной Академiи. Т.7. Изд. 3-е. — Казань. Центральная Типографiя, 1909

OCR
— 260 — обнаженное н не безтѣлесное, а во плоти?» й немного далѣе: «итакъ знай,
что Слово преобразилось (предъ учениками), нредъуказывал имъ имѣющее
быть въ послѣднія времена снизшествіе Его съ неба. Что же касается харак-
тера преображенія, то оно совершилось, какъ говоритъ божественный еван¬
гелистъ, не] такъ, чтобы Слово сложило съ Себя человѣческій образъ, но ско¬
рѣе чрезъ одно озареніе послѣдняго Своею славою. Просіяло, сказалъ онъ,
дице Его, такъ что начало испускать отъ себя лучи подобно солнцу». И не¬
много далѣе: «написалъ о Христѣ и премудрый Павелъ, что Онъ преобра¬
зитъ тѣло уничтоженія нашего, чтобы оно было подобнымъ тѣлу Его въ про¬
славленномъ состояніи. Что же скажутъ послѣ этого тѣ, которые утверждаютъ,
будто плоть измѣнилась въ естество Слова? Значитъ и тѣла святыхъ подоб¬
нымъ же образомъ измѣнятся въ естество божества, чтобы и имъ быть по¬
добными тѣлу Его въ прославленномъ состояніи? Итакъ не ужасна ли эта
рѣчь ихъ, преисполненная крайняго невѣжества? Какое тѣло имѣло бы Слово,
будучи Богомъ, какъ скоро плоть Его, какъ они говорятъ, совершенно превра¬
тилась въ естество Божества? Божество есть нѣчто безтѣлесное и справед¬
ливо, что Бога никтоже видѣ ишдѣже‘‘ (Іоанн. 1, 18). Вслѣдъ за гѣмъ
весьма ясно, какъ будто противъ самого Евсевія направляя свою рѣчь, этотъ
божественный отецъ въ томъ же словѣ говоритъ такъ: «относительно этого
предмета ими, какъ говорятъ, проводится и другая мысль; такъ какъ боже¬
ственный Павелъ написалъ: аще же и разумѣхомъ по плоти Христа,
по нынѣ ктому не разумѣемъ. Слѣдовательно, говорятъ они, если Онъ
не разумѣется по плоти; то необходимо сказать, что плоть измѣнилась въ
естество Слова, чтобы онъ познавался какъ Богъ. Но я думаю, что на ото
иной тотчасъ же возразилъ бы: значитъ, когда и объ насъ говоритъ (апо¬
столъ): сущій же во плоти Богу уіодити не могутъ. Вы оюе нѣсте во
плоти, но въ дусѣ (Римл. 8, 8), то и насъ онъ признаетъ свободными отъ
плоти и крови? Неужели онъ говоритъ это безтѣлеснымъ духамъ? Такъ ду¬
мать и говорить не значитъ ли морочить глаза? Значитъ, когда апостолъ
говоритъ объ насъ, то подъ выраженіемъ: во плоти разумѣетъ неумѣстныя
и небезупречныя плотскія страсти, а когда онъ говоритъ объ общемъ нашемъ
Спасителѣ Христѣ, Который пречистъ и не позналъ заблужденія,—потому что
Онъ грѣха не сотворилъ, —то выраженіе: по плоти слѣдовало бы понимать
иначе,—въ томъ смыслѣ, что Онъ не имѣетъ уже немощей плотскихъ». Итакъ
изъ (ученія) богоглаголивыхъ отцевъ мы знаемъ, что представители этихъ
словопреній почерпали не изъ источниковъ израилевыхъ, чтобы (ихъ ученіе)
могло быть имъ (руководствомъ) къ жизни вѣчной, но брали себѣ питіе изъ
источниковъ лукавыхъ и изсохшихъ. Слѣдуя (ученію) чуждому, они попадаютъ
на утесы и пропасти; между тѣмъ какъ если бы они были питомцами церкви,
то имъ слѣдовало бы прежде всего представлять (во свидѣтельство) Василія
великаго, который говоритъ, что «честь иконы относится къ ея первообразу»,
и Григорія нисскаго (который говоритъ): «я видѣлъ живописное изображеніе
этого страданія и никогда не проходилъ безъ слезъ мимо этого зрѣлища,
такъ живо эту исторію представляетъ взору искусство» и Іоанна (Златоустаго),
который говоритъ: «я любилъ и литое изъ воску изображеніе, если оно ды¬
хнетъ благочестіемъ» и—подобныхъ этимъ учителей.—Затѣмъ нимало не