Деянiя Вселенских Соборовъ. Изданныя въ русскомъ переводе при Казанской Духовной Академiи. Том 7

Деянiя Вселенских Соборовъ. Изданныя въ русскомъ переводе при Казанской Духовной Академiи. Т.7. Изд. 3-е. — Казань. Центральная Типографiя, 1909

OCR
225 — чтб дѣлалось въ честь и память демоновъ служившими имъ язычниками и
іудеями, они устами своими дали одно и тоже названіе и не постыдились
выразить это письменно, смѣшивая то, чего нельзя смѣшивать. Они повсюду
въ богословское ученіе каѳолической церкви привносятъ голыя выраженія:
«раздѣленіе и смѣшеніе». Они празднословятъ также, когда говорятъ, что
никто не можетъ имѣть никакого представленія о раздѣленіи въ соединеніи,
которое ѵпостасно совершилось во плоти Бога Слова.—Какъ кажется, они
никогда не читали отеческихъ изреченій, а если и читали, то мимоходомъ,
а не внимательно. Григорій Богословъ уничтожаетъ этотъ вымыселъ ихъ,
говоря; «если различаются естества силою мышленія, то различаются и име¬
на». И всѣ святые отцы наши, яе допуская смѣшенія, говорятъ, что два
естества раздѣлимы въ смыслѣ различія, но не разъединенія ихъ. Итакъ
или имъ недоступно точное пониманіе догматовъ, или же они коварно обви¬
няютъ святыхъ отцовъ нашихъ, будто они ни въ какомъ смыслѣ не говорятъ
о раздѣленіи между двумя естествами, соединившимися въ домостроительствѣ
Христовомъ,—Несторій предметно раздѣляетъ естества, говоря, что иной
Слово Божіе, и иной родившійся отъ Дѣвы,—дѣлитъ Его на собственно чело¬
вѣка и собственно Бога. Каѳолическая же церковь, исповѣдуя неслитное со¬
единеніе, мысленно, и только мысленно, раздѣляетъ естества, нераздѣльно
исповѣдуя и по соединеніи ихъ одного и того же Еммануила. Но они, выды¬
хая изъ устъ своихъ оскорбленіе, говорятъ»: Епископъ Григорій прочиталъ: «Какая безумная мысль у живописца ради своего жалкаго удовольствія
домогаться того, чего не возможно домогаться, то есть бренными руками изо¬
бразить то, во что вѣруктъ сердцемъ и что исповѣдуется устами». Діаконъ Епифаній прочиталъ: «Такъ говорить и думать,—признакъ парализованнаго ума; потому что
умному человѣку не свойственно обвинять невинныхъ. Какая новоизобрѣтен¬
ная выдумка придавать такія несообразности предметамъ, посвященнымъ цер¬
кви! Если о живописцѣ говорятъ, что онъ ради жалкаго удовольствія изобра¬
жаетъ на иконѣ Господа нашего въ томъ видѣ, какъ Онъ содѣлался совер¬
шеннымъ человѣкомъ, и святыхъ Его; то слѣдуетъ обвинять также и тѣхъ,
которые пишутъ божественныя евангелія, и обзывать жалкими писателями
тѣхъ, которые изображаютъ красками крестъ, и говорить, что они дѣлаютъ
эго ради жалкаго удовольствія. Итакъ что же? Значитъ и плотникъ, приго¬
товляющій крестъ, долженъ называться жалкимъ плотникомъ? и каменыцикъ,
высѣкающій и формирующій святую трапезу (престолъ), есть также жалкій
каменыцикъ? и золотыхъ и серебряныхъ дѣлъ мастеръ и ткачъ тоже? Не
слѣдуетъ ли, по ихъ безумному мнѣнію, бросить всякое знаніе и художество,
дарованное Богомъ, какъ ради славы Еіго, такъ и согласно условіямъ нашей
жизни? И такъ какъ они дошли до верха невѣжества и коварства, то пусть
изъ божественнаго Писанія услышатъ, какъ восхваляется въ немъ мудрость,
дарованная естеству нашему Создателемъ нашимъ Богомъ, подающимъ вели¬
кіе дары.—Такъ въ книгѣ Іова говоритъ Богъ: кто далъ есть женамъ тка¬
нь я мудрость (Іов 38, 36)? а также божественное писаніе свидѣтельствуетъ,
что Богомъ дарована была премудрость Веселеилу во всякомъ архитектурномъ