Деянiя Вселенских Соборовъ. Изданныя въ русскомъ переводе при Казанской Духовной Академiи. Том 7

Деянiя Вселенских Соборовъ. Изданныя въ русскомъ переводе при Казанской Духовной Академiи. Т.7. Изд. 3-е. — Казань. Центральная Типографiя, 1909

OCR
— 223 віе искусства: если оно для благочестія, то оно должно быть принимаемо,
если же для чего либо позорнаго, то оно ненавистно и должно быть отвер¬
гнуто. Но настаивающіе на обвиненіи говорятъ далѣе»: Епископъ Григорій прочиталъ: «Живопись напоминаетъ собою Несторія, раздѣляющаго одного Сына и
Бога Слово, воплотившагося ради насъ, на двоицу сыновъ». Діаконъ Епифаній прочиталъ: «Они опять, какъ мы выше сказали, только говорятъ, а не доказываютъ;
потому что какимъ образомъ напоминаетъ Несторія живописно изображающій
икону Христа? Несторій вводитъ двухъ сыновъ: одного—Слово Отчее, а дру¬
гаго рожденнаго отъ Дѣвы, тогда какъ истинные христіане одного и того же
исповѣдуютъ и Сыномъ и Христомъ и Господомъ и, изображая живописно
то, какъ Слово сдѣлалось плотію и обитало между нами, то есть (содѣлалось)
совершеннымъ человѣкомъ, поступаютъ весьма правильно. Ибо описуется Богъ
Слово, какъ жившій между нами плотію, но никто и не подумалъ живописно
изображать божество Его, потому что сказано: Бош никтоже нигдѣже видѣ
(I Іоан. 4, 12); ибо Онъ неописуемъ и невидимъ и непостижимъ, но описуемъ
по человѣчеству. ДІы познали Христа, состоящаго изъ двухъ естествъ, и при
томъ нераздѣльно изъ двухъ естествъ, то есть изъ божескаго и человѣческаго.
Итакъ въ одномъ и томъ же Христѣ созерцается и неописуемое и описанное.
При томъ же икона подобна первообразу не по существу, а только по напо¬
минанію и по положенію изображенныхъ членовъ. Живописецъ, изображающій
портретъ какого либо человѣка, не домогается изобразить на портретѣ душу;
'а между человѣческою душою и божескимъ естествомъ существуетъ необъят¬
ное различіе; ибо послѣднее—естество несозданное, зиждительное и безвре¬
менное, между тѣмъ какъ первая и создана, и временна и сотворена послѣд¬
нимъ. И однакоже никогда никто изъ благомыслящихъ, видя портретъ чело¬
вѣка, и не помыслилъ, что живописецъ отдѣляетъ человѣка отъ его души. И
не только души не имѣетъ портретъ, но и самой сущности тѣла, то есть,
плоти, мускуловъ, нервовъ, костей и другихъ элементовъ, то есть, крови,
флегмы, влаги и желчи, которыхъ невозможно изобразить на иконѣ. Итакъ
вмѣстѣ съ прочими ихъ предположеніями разлетается въ прахъ и это пусто¬
словіе. Но достойно смѣха и то, что слѣдуетъ далѣе». Епископъ Григорій прочиталъ: / «Она напоминаетъ собою и Арія, и Діоскора, и Евтихія, и Севера, учив¬
шихъ, что два естества единаго Христа слились и смѣшались». Діаконъ Епифаній прочиталъ: «О необдуманныя и старушечьи сказки! О тайное коварство! Имъ прі¬
ятно оставаться при своихъ бредняхъ. Или они не знаютъ, что перечислен¬
ные ими еретики совершенно противорѣчатъ другъ другу, или же просто хо¬
тятъ іюпустоеловить. Ереси Арія, Діоскора и Евтихія какъ Несторію проти¬
воположны, такъ и сами себя взаимно поражаютъ, хотя одинаково нечестивы.
Арій, говоря, что превѣчное и несозданное Слово Бога и Отца произошло
изъ несущаго, присовокупляетъ къ этому нечестію и другую ересь, что Хри¬
стосъ не имѣетъ разумной души, а вмѣсто души имѣетъ божество, котораго
коснулось и страданіе. Діоскоръ и Евтихій, выходя изъ началъ, противопо¬