Древне-Русский духовник

С.И. Смирнов, Древне-Русский духовник. Исследование с приложением: Материалы для истории древне-русской покаянной дисциплины. - М.,
1913

Содержание

Предисловие

Сокращения

Введение

ГЛАВА I. Организация древне-русского духовничества

ГЛАВА II. Нравственное и бытовое положение духовника

ГЛАВА III. Житейское положение и официальная роль духовника

ГЛАВА IV. Нравственное миросозерцание духовнина по Вопрошанию Кирика

ГЛАВА V. Учительная деятельность древне-русского духовника

ГЛАВА IV, Дисциплинарная деятельность духовника

ГЛАВА VII. Русские духовники и раскол старообрядства

ПРИЛОЖЕНИЯ

Добавления и поправки

Добавления и поправки в Материалах для истории древне-русской покаянной дисциплины

Опечатки и недосмотры в Указателе к Текстам и в Оглавлении

Опечатки

OCR
82 ГЛ.. НІ. ЖИТЕЙСКОЕ ПОЛОЖЕНІЕ И ОФИЦІАЛЬНАЯ РОЛЬ ДУХОВНИКА. и попомъ—душевнымъ отцемъ, и нищимъ, маломожныя и убогія кормяще,
и напаяю ще, и милостынею учреждающей1). Несомнѣнно, псковское
духовенство получило въ то время значительныя богатства; притомъ же,
возможно, что имѣло мѣсто и вымогательство со стороны „душевныхъ
отцовъ44 въ страшные дни мора, какъ наблюдается это позднѣе, въ к. XVII в.
на сѣверѣ2). Высказанное предположеніе можетъ подтверждаться тѣмъ,
что вскорѣ послѣ моровой язвы и, можетъ быть, даже въ связи съ бѣд¬
ствіемъ возникла во Псковѣ секта стригольниковъ, протествовавшая про¬
тивъ пороковъ іерархіи и духовенства. Отзываясь „о нынѣшнихъ святи-
телѣхъ и попѣхъ", сектанты обвиняли ихъ въ мздоимствѣ,—что они „имѣніе
взимаютъ у хрестьяиъ, подаваемое имъ приношенія за живыя и за мерт¬
выя", „взимаютъ отъ нихъ злато, и сребро, и порты отъ живыхъ и отъ
мертвыхъ" 3). Сверхъ перечисленныхъ нами дозволенныхъ церковною властью и,
такъ сказать, законныхъ доходовъ духовники древней Руси пользовались
не рѣдко и незаконными, запрещенными поборами съ дѣтей духовныхъ,
которые не подлежатъ никакому учету. О нихъ скажемъ ниже, описывая
разстройство древне-русской покаянной дисциплины. Разсмотрѣнное сейчасъ житейское положеніе духовника съ новой
стороны показываетъ, что духовники въ древней Руси стояли близко къ
своимъ дѣтямъ и пользовались въ общемъ значительнымъ вліяніемъ на нихъ.
И наша древняя власть какъ церковная, такъ и гражданская учитывала
это обстоятельство: она использовала положеніе духовнаго отца въ своихъ
интересахъ, предоставивъ ему опредѣленную роль въ жизни церкви и въ
гражданскомъ обществѣ, что въ свою очередь закрѣпляло бытовымъ путемъ
сложившееся положеніе древне-русскаго духовника. Церковь смотрѣла на духовнаго отца какъ на органъ надзора за вѣрою
и нравственностью своихъ членовъ. Въ борьбѣ съ чистымъ язычествомъ,
пока оно держалось открыто, затѣмъ въ борьбѣ съ двоевѣріемъ духовни-
чесвая власть и духовничеекій авторитета направлены были, разумѣется,
на утвержденіе христіанства, на искорененіе языческой вѣры и ея пере¬
житковъ. ; Къ сожалѣнію, очень мало данныхъ, описывающихъ взаимныя
отношенія христіанъ и язычниковъ въ ту пору, когда христіанство еще
только утверждалось въ народѣ. Но и по этимъ скуднымъ даннымъ можно
намѣтить два періода въ этихъ отношеніяхъ: первый, когда язычество
существовало открыто, и второй, когда оно держалось только втайнѣ.
„Бѣжите игрищъ, поучаетъ духовникъ чадъ своихъ, да не смѣются вамъ 1) П. С. Р. Л. IV, 60—61; ср. 190—191. 2) А. И. V, № 223, стр, 384 (г. 1693). • 3) Р. Й. Б: VI2, 220—221. Сами стригольники отрицали поминовеніе умершихъ:
„не достоить де надъ мертвыми пѣти, ни поминати, ни службы творити, ни приноса за
умершаго приносити къ церкви, ни пировъ творити, ни милостыни давати за душіо
умершаго". Тамъ Ш, 226 я 224.