Древне-Русский духовник

С.И. Смирнов, Древне-Русский духовник. Исследование с приложением: Материалы для истории древне-русской покаянной дисциплины. - М.,
1913

Содержание

Предисловие

Сокращения

Введение

ГЛАВА I. Организация древне-русского духовничества

ГЛАВА II. Нравственное и бытовое положение духовника

ГЛАВА III. Житейское положение и официальная роль духовника

ГЛАВА IV. Нравственное миросозерцание духовнина по Вопрошанию Кирика

ГЛАВА V. Учительная деятельность древне-русского духовника

ГЛАВА IV, Дисциплинарная деятельность духовника

ГЛАВА VII. Русские духовники и раскол старообрядства

ПРИЛОЖЕНИЯ

Добавления и поправки

Добавления и поправки в Материалах для истории древне-русской покаянной дисциплины

Опечатки и недосмотры в Указателе к Текстам и в Оглавлении

Опечатки

OCR
78 ГЛ. III. ЖИТЕЙСКОЕ ПОЛОЖЕНІЕ И ОФИЦІАЛЬНАЯ РОЛЬ ДУХОВНИКА. четниками 2 р. (=Б4 р.) на сорокоустъ1); Вас. Ив. Волынскій (1611)—
одинъ рубль (==12 руб.)2). Иногда плата за сорокоустъ оставлялась по
завѣщанію не деньгами, а вещами, скотомъ; Степанъ Юматовъ (к. XVII ст.)
приказываетъ въ завѣщаніи: „продать меринъ сѣрой да осьмеры пчелы,
а дать сорокоустъ полной къ двумъ церквамъ: отцу моему духовному въ
село Ивонино; а у коей церкви тѣло мое погребутъ, и дать по душѣ
моей той же сорокоустъ”. Другой завѣщатель, видимо, небогатый чело¬
вѣкъ Максимъ Коняшевъ (1656) дѣлаетъ распоряженіе наслѣдникамъ:
„и по душѣ моей поправить, отдать сорокоустъ попу (духовнику) съ при¬
четники негель (телку) пестру на третьемъ году3 4). Кромѣ сорокоустной платы, которую духовникъ дѣлилъ съ соборомъ,
клирисомъ или причетниками своего храма, онъ получалъ отъ завѣщателя
деньги или вещи въ свою единоличную собственность—на поминъ души.
Завѣщать духовному отцу на поминъ души было общепринятымъ обычаемъ
въ древней Руси. Только не всегда это точно обозначалось въ актѣ.
Одинъ завѣщатель указываетъ, нанр., своимъ душеприказчикамъ: „по душѣ
своей... отдати отцу духовному попу Григорыо по своей силѣ, что Богъ
дастъ". Одинъ душеприказчикъ пишетъ въ своей духовной, что завѣща¬
тель Ив. Мятлевъ „приказывалъ словомъ мнѣ отцу своему духовному,
а въ духовной въ Ивановой тотъ долгъ не написалъ, а въ духовной
написать, сказывалъ намъ, что позабылъ” *). Случалось, очевидно, завѣщать
на поминъ души и словеснымъ распоряженіемъ. Можетъ быть, писалось
это распоряженіе въ отдѣльномъ спискѣ, какъ то же извѣстно о соро¬
коустѣ 5). Изъ многочисленныхъ духовныхъ древне-русскихъ князей
и княгинь, великихъ и удѣльныхъ, только въ одной встрѣчаемъ указаніе
на даръ духовнику: жена Волоцкаго кн. Бориса Васильевича Ульяна
(1503) приказываетъ дать по душѣ своей духовному отцу игумену Мисаилу
„на бѣлкахъ кортель таѳта голуба, да душогрѣя моя лисья”6). Но невоз¬
можно думать, чтобы бѣличій кортель княгини Ульяны и ея лисья душе¬
грѣя были единственной жертвой владѣтельныхъ князей древней Руси
духовнымъ отцамъ своимъ на поминъ души; не было только принято
обозначать этого въ княжескихъ духовныхъ. Деньги или вещи, оставляемыя духовнику на поминъ души, отлича¬
ются отъ сорокоустной платы: „а отцу моему духовному на поминовеніе
души моей дать денегъ 5 рублевъ, говорится въ одной духовной, да на
сорокоустъ полтора рубли”; въ другой отцу духовному на весь соборъ на
поминовеніе оставлено 40 алтынъ, а затѣмъ этому же духовнику уже *) Лшачевъ, о. с. I, 101. 2) Сборникъ актовъ Троидкой Лавры № 532, л. 758. 3) А. В. Б. I, стб. 561; А. Ю. № 426. 4) Лшачевъ, о. с. 27, 68. 5) С. Шумаковъ, Обзоръ грамотъ Коллегіи Экономіи. Ч. О. И. и Др. ч. 242, 168:
„а сороковусты раздадутъ по списку же“. 6) С. Г. Г. и Д. I, Ѣ 131.