Древне-Русский духовник

С.И. Смирнов, Древне-Русский духовник. Исследование с приложением: Материалы для истории древне-русской покаянной дисциплины. - М.,
1913

Содержание

Предисловие

Сокращения

Введение

ГЛАВА I. Организация древне-русского духовничества

ГЛАВА II. Нравственное и бытовое положение духовника

ГЛАВА III. Житейское положение и официальная роль духовника

ГЛАВА IV. Нравственное миросозерцание духовнина по Вопрошанию Кирика

ГЛАВА V. Учительная деятельность древне-русского духовника

ГЛАВА IV, Дисциплинарная деятельность духовника

ГЛАВА VII. Русские духовники и раскол старообрядства

ПРИЛОЖЕНИЯ

Добавления и поправки

Добавления и поправки в Материалах для истории древне-русской покаянной дисциплины

Опечатки и недосмотры в Указателе к Текстам и в Оглавлении

Опечатки

OCR
ГЛ. П. НРАВСТВЕННОЕ И БЫТОВОЕ ПОЛОЖЕНІЕ ДУХОВНИКА. 61 къ которому являлся для очищенія совѣсти. Исполняя христіанскій долгъ
исповѣди, онъ всегда могъ указать своего настоящаго духовника. Мы
не встрѣтили указаній на такіе случаи, чтобы вѣрующій, выбравъ себѣ
двухъ или трехъ духовниковъ, по своему произволу исповѣдывадся то
у того, то у другого. Такъ выходило, что древне-русскій духовникъ называлъ иногда духов¬
ными дѣтьми своими вѣрующихъ, которыхъ больше не исновѣдывалъ, а
духовный сынъ продолжалъ считать отцомъ духовнымъ священника, кото¬
рый пе принималъ его больше на исповѣдь къ себѣ: у священниковъ
были фиктивныя духовныя дѣти, у послѣднихъ номинальные духовные
отцы. Но при номинальномъ или при номинальныхъ духовныхъ отцахъ
вѣрующій непремѣнно имѣлъ дѣйствительнаго, такъ сказать, дѣйствующаго
духовника и непремѣнно одного. Кдеальное требованіе несмѣняемости и
единства духовнаго отца выразилось на практикѣ въ такихъ двухъ поло¬
женіяхъ: а) духовникъ несмѣняемъ номинально, б) дѣйствительный духов¬
никъ вѣрующаго постоянно одинъ. Конечно, жизнь отступала и отъ этихъ компромиссныхъ положеній.
Встрѣчались двѣ крайности. Одни понимали несмѣняемость и единство
духовника въ абсолютномъ смыслѣ, не считаясь даже съ требованіемъ
нужды; другіе совершенно игнорировали церковныя правила о несмѣня¬
емости. Посошковъ даетъ знать, что нѣкоторые христіане не хотѣли испо-
вѣдываться у постороннихъ священниковъ даже предъ смертью. „Иніи же
при смерти своей сыскиваютъ отцовъ своихъ духовныхъ прежнихъ, аще
и въ дальнемъ разстояніи. И тако тіи мнозіи, не хотяще у близъ сущихъ
пресвитеровъ исповѣдатися, помираютъ безъ покаянія “1). Но нерѣдко слу¬
чалось, что духовныя дѣти совершенно незаконно бросали своихъ духов¬
никовъ, а другіе священники также незаконно ихъ принимали. Псков¬
скіе священники писали митр. Фотію, что бывали случаи, когда духовный
сынъ, получившій епитимію за грѣхъ, не желая исполнять ее, уходилъ къ
другому, и тотъ его принималъ. Фотій отвѣтилъ, что священникъ, приняв¬
шій чужого духовнаго сына въ запрещеніи безъ воли и безъ отпущенія
его духовнаго отца, самъ запрещенъ и долженъ воздерживаться отъ священ¬
нодѣйствія, а духовный сынъ обязанъ возвратиться къ первому духовнику2).
Отсюда видно, что порядокъ нарушался не только вѣрующими, но и самими
духовными отцами, а при этомъ условіи поддержать его было немыслимо. Кромѣ причинъ, отмѣченныхъ прямо памятниками, частыя смѣны
духовниковъ зависѣли, конечно, и отъ того, что населеніе древней Руси
было мало осѣдло. Князья въ періодъ очередного порядка часто перехо- 2) Зернало очевидное, I, 204. 2) Грамота во Псковъ 1422 или 1425 г. Г. И. Б. VI, 429—430. „А что ми пи¬
шете вы священники: котораго отца отъ васъ сынъ духовный въ запрещеньи какомъ
и отходить къ другому, и другій того пріимаеть: и о томъ убо по правиламъ пріемляй
священникъ въ запрещеніи сына духовнаго чюжаго, а не съ волею и съ не отпущеніемъ
отца перваго, и пріемляй убо сына чужаго самъ той священникъ запрещеніе пріимсть,
отъ священьства воздержится, донелѣже еже останется отъ таковыхъ; а пріятый сынъ
къ первому отцю да приходшъи.