Древне-Русский духовник

С.И. Смирнов, Древне-Русский духовник. Исследование с приложением: Материалы для истории древне-русской покаянной дисциплины. - М.,
1913

Содержание

Предисловие

Сокращения

Введение

ГЛАВА I. Организация древне-русского духовничества

ГЛАВА II. Нравственное и бытовое положение духовника

ГЛАВА III. Житейское положение и официальная роль духовника

ГЛАВА IV. Нравственное миросозерцание духовнина по Вопрошанию Кирика

ГЛАВА V. Учительная деятельность древне-русского духовника

ГЛАВА IV, Дисциплинарная деятельность духовника

ГЛАВА VII. Русские духовники и раскол старообрядства

ПРИЛОЖЕНИЯ

Добавления и поправки

Добавления и поправки в Материалах для истории древне-русской покаянной дисциплины

Опечатки и недосмотры в Указателе к Текстам и в Оглавлении

Опечатки

OCR
60 ГЛ. II. НРАВСТВЕННОЕ И БЫТОВОЕ ПОЛОЖЕНІЕ ДУХОВНИКА. кій", „первый", Отношенія къ этимъ прежнимъ духовникамъ устанавли¬
ваются такъ же согласно предписанію Нифонта: „емли у него молитву и
дарокъ ему дай": дѣти просятъ ихъ молитвъ предъ смертью и оставляютъ
имъ подарокъ на поминовеніе. И дальнѣйшія слова Нифонта имѣли полную
силу. Получивъ разрѣшеніе покинуть прежняго духовнаго отца въ отношеніи
исповѣди, вѣрующій уже не могъ ходить къ нему на покаяніе. Новый духов¬
никъ, по предписанію владыки, долженъ былъ говорить ему: „ежели еси былъ
яко и у того, тако и сего, нѣсть ти пользы",—слова, которыя надо пони¬
мать такъ: „если ты безразлично исповѣдаешься то тому, то другому
духовнику, твоя исповѣдь безполезна" *). Духовному сыну, покинувшему
духовника и желавшему избавиться отъ его власти, послѣдній пишетъ:
„а на духовнѣхъ кому восхощеши ити, и азъ не возбраняю"* 2). Это зна¬
читъ—духовникъ навсегда слагаетъ съ себя право исповѣди непокорнаго
чада, становясь въ отношеніи къ нему духовникомъ номинальнымъ: испо-
вѣдывать его онъ ужъ больше не станетъ, потому что отказался отъ этого
права. Не исповѣдывался вѣрующій у прежняго духовника, постригшись
въ монахи и выбравъ новаго духовника изъ монаховъ: бѣлый духовникъ
становился на положеніе номинальнаго. То же самое можно сказать и о
духовникахъ по нуждѣ: они принимали на исповѣдь и были дѣйствующими
духовниками только въ періодъ этой нужды; въ обыкновенное время, когда
вѣрующій исповѣдывался у постояннаго духовника своего, они становились
номинальными. Характерное свидѣтельство о единствѣ дѣйствующаго ду¬
ховнаго отца мы имѣемъ въ старообрядческихъ писаніяхъ ХУІІ в., когда
религіозно-бытовой строй старообрядства мало еще расходился съ церков¬
нымъ. Инокъ Аврамій приводитъ чудо Игнатія, игумена Сарскаго,
надъ крѣпостной крестьянкой Іустиной, засвидѣтельствованное тремя ея
духовниками. Вотъ это свидѣтельствованіе. „У подлинново жъ списка
руки духовныхъ отцовъ ея: Къ сему неложному чудеси и писанію По¬
кровской попъ Павелъ по умоленію и молитвѣ дочери своея духовныя
Іустииы руку приложилъ. Къ сему неложному чудеси и писанію Николь¬
ской попъ Иванъ по умоленію и молитвѣ дочери своея духовныя Іустины
руку приложилъ. Къ сему чудеси и писанію Рожественской попъ Иванъ
по исповѣди дочери своея духовныя Іустины руку приложилъ"3). Замѣ¬
чательно различіе въ формѣ свидѣтельствованія. Два первые священника
прикладываютъ руки йпо умоленію и молитвѣ" дочери духовной, третій
„по исповѣди11 ея. Слѣдовательно, одинъ послѣдній духовникъ исповѣды-
валъ Іустину и на-духу узналъ отъ нея о чудѣ, два другіе духовника
узнали о немъ изъ простого ея разсказа. Ясно, что два первые священника
были „прежними11 или номинальными духовниками Іустины и лишь третій
дѣйствительнымъ или дѣйствующимъ. Въ каждый частный моментъ древне¬
русскій* христіанинъ зналъ только одного дѣйствительнаго духовнаго отца, *) Иліи, 20. 2) Тексты, ХЬІ. 3) Субботинъ, Матеріалы, VII, 40.