Древне-Русский духовник

С.И. Смирнов, Древне-Русский духовник. Исследование с приложением: Материалы для истории древне-русской покаянной дисциплины. - М.,
1913

Содержание

Предисловие

Сокращения

Введение

ГЛАВА I. Организация древне-русского духовничества

ГЛАВА II. Нравственное и бытовое положение духовника

ГЛАВА III. Житейское положение и официальная роль духовника

ГЛАВА IV. Нравственное миросозерцание духовнина по Вопрошанию Кирика

ГЛАВА V. Учительная деятельность древне-русского духовника

ГЛАВА IV, Дисциплинарная деятельность духовника

ГЛАВА VII. Русские духовники и раскол старообрядства

ПРИЛОЖЕНИЯ

Добавления и поправки

Добавления и поправки в Материалах для истории древне-русской покаянной дисциплины

Опечатки и недосмотры в Указателе к Текстам и в Оглавлении

Опечатки

OCR
ГЛ. II. НРАВСТВЕННОЕ Й , БЫТОВОЕ ПОЛОЖЕНІЕ ДУХОВНИКА. 57 не видно, однако, какъ получалось по нѣскольку духовниковъ у завѣща¬
телей. Другія духовныя разъясняютъ это. И оказывается, что въ нихъ
упоминаются вмѣстѣ съ настоящими и прежніе духовники, къ которымъ
завѣщатели исповѣдывались раньте, а потомъ почему либо оставили ихъ.
Мясоѣдъ Сем. Висловъ (1568—1570) оставляетъ/ на свое поминовеніе
отцу духовному Ивановскому игумену Мартем^ну да „прежнему" отцу
духовному Богородицкому священнику Микитѣ Йереславцу; Пантелеймонъ
Мисюрь Соловцовъ (1627)—черному священнику Іосифу „да отцу же
первому духовному", священнику села Остова Григорію1). Приведенныя данныя уполномочиваютъ сдѣлать нѣкоторыя догадки
о причинѣ перемѣны и накопленія духовниковъ. Обращаетъ на себя вни¬
маніе то обстоятельство, что въ' нѣсколькихъ грамотахъ упоминается по
два духовника вмѣстѣ: одйірг изъ бѣльцевъ, другой изъ монаховъ; кромѣ
того двѣ послѣднія ду^овёыя бѣлыхъ духовниковъ называютъ „прежними,
первыми". Отсюда естественно предположить, что вторые духовники изъ
монаховъ являлись вслѣдствіе предсмертнаго постриженія завѣщателей,
обычая очень распространеннаго въ высшихъ классахъ древне-русскаго
общества. Принятіе монашества сопровождалось перемѣною бѣльца духов¬
ника на инока, потому что, по дѣйствовавшимъ въ древней Руси правиламъ,
духовнымъ отцемъ у монаха не могъ бытъ бѣлый священникъ2). Тяжело
заболѣвъ, древне-русскій знатный христіанинъ принималъ иноческое по¬
стриженіе. Уже для совершенія этого обряда надо было обращаться къ
черному попу, іеромонаху. Далѣе, больному придется исповѣдываться предъ
смертью, можетъ бъгУь, и не разъ, но исповѣдь инока можетъ принять
только іеромонахъ же. Поэтому приходилось выбирать духовника изъ чер¬
наго духовенства. Случалось, что выбирали монаховъ въ духовники ранѣе
постриженія, но въ разсчетѣ на него, съ того времени, какъ начинали
„строитъ душу". Напр., въ духовной А. Волынской читаемъ: „а прика¬
зываю я Огаѳья душу свою отцу своему духовному черному священнику
Селуяну поминати и архимандриту Деонисью пожаловати—при послѣднемъ
часу меня постричи" 3). Но Силуанъ и выбранъ былъ, конечно, въ виду
будущаго постриженія завѣщательницы. Слѣдующее наблюденіе подтвер¬
ждаетъ эту догадку: и Висловъ и Соловцовъ оставляютъ на поминъ души
гораздо больше прежнимъ духовникамъ, чѣмъ настоящимъ: первый завѣ¬
щаетъ Никитѣ Переславцу чалаго мерина, лисью шубу и 5 рублей, а своему ніихъ своихъ „отцемъ своимъ духовнымъ: іеромонаху Антонію и іеромонаху Макарію"
(чудо 1655 г ). Поморскій сборникъ, ршт. Ключевскаго, л. 131 об. ') А. Ю. ІѴ* 421; А. Ю. Б. I, № 86. 2) Единственнымъ свидѣтельствомъ противнаго можетъ служить духовная кн. Андрея
Вас. Ноггева, въ иночествѣ Александра (1534), въ которой духовникомъ названъ свя¬
щенникъ Ѳеогностъ. Сборникъ кн. Хилкова, Д!і 57- Но возможно, что это прежній
духовникъ кн. Ноггева. Случалось, что при составленіи духовной присутствовалъ только
прежній духовникъ завѣщателя. См., напр., духовную Мясоѣда Вислова. А. Ю. № 421: 3) Лихачевъ, Сборникъ актовъ, 73. У Волынской былъ и другой духовникъ—бѣлый
священникъ Василій.