Древне-Русский духовник

С.И. Смирнов, Древне-Русский духовник. Исследование с приложением: Материалы для истории древне-русской покаянной дисциплины. - М.,
1913

Содержание

Предисловие

Сокращения

Введение

ГЛАВА I. Организация древне-русского духовничества

ГЛАВА II. Нравственное и бытовое положение духовника

ГЛАВА III. Житейское положение и официальная роль духовника

ГЛАВА IV. Нравственное миросозерцание духовнина по Вопрошанию Кирика

ГЛАВА V. Учительная деятельность древне-русского духовника

ГЛАВА IV, Дисциплинарная деятельность духовника

ГЛАВА VII. Русские духовники и раскол старообрядства

ПРИЛОЖЕНИЯ

Добавления и поправки

Добавления и поправки в Материалах для истории древне-русской покаянной дисциплины

Опечатки и недосмотры в Указателе к Текстам и в Оглавлении

Опечатки

OCR
56 ГЛ. П. НРАВСТВЕННОЕ И БЫТОВОЕ ПОЛОЖЕНІЕ ДУХОВНИКА. старчества1); она также не болѣе какъ идеальное требованіе, которое
сплошь и рядомъ нарушалось въ жизни. Тотъ духовный сынъ, которому
адресовано разобранное Посланіе, будетъ имѣть теперь двухъ духовниковъ:
прежняго, потому что не въ правѣ покинуть его совсѣмъ, и настоящаго,
къ которому ходитъ на исповѣдь, потому что по древне-русскимъ пред¬
ставленіямъ исповѣдь невозможна безъ выбора духовника, иначе говоря,
исповѣдь у священника даже единичная, по нуждѣ означала уже выборъ
его въ духовники. Такимъ то путемъ неполнаго отпуска или неполной
смѣны и исповѣди у новыхъ священниковъ накоплялось у нѣкоторыхъ
древне-русскихъ христіанъ по нѣскольку духовниковъ. Принципъ единства
духовника нарушался, благодаря принципу несмѣняемости. Этотъ послѣд¬
ній имѣлъ силу при всѣхъ случаяхъ перемѣны духовника, но какимъ бы
причинамъ она ни происходила, и, конечно, потому, что принципъ несмѣ¬
няемости есть самое естественное выраженіе высокаго нравственнаго поло¬
женія духовнаго отца2). Древне-русскія духовныя помогаютъ разсмотрѣть
это взаимоотношеніе двухъ принциповъ—духовнической несмѣняемости и
единства, когда обстоятельства вынуждали вѣрующаго оставлять прежняго
духовника. Изъ духовныхъ прежде всего узнаемъ, что нѣкоторые древне¬
русскіе христіане имѣли подъ конецъ своей жизни по два, даже но три
духовныхъ отца. „А се послуси, читаемъ въ двухъ духовныхъ Ивана Калиты
(1328), отецъ мой духовный Ефрѣмъ, отецъ мой душевьный Ѳеодосій, отецъ
мой душевьный попъ Давыдъ “. Въ духовной вел. князя Ивана Ивановича
(1356) говорится: „и на его грамоту послуси... отци мои душевышѣ: игуменъ
Иванъ, попъ Акинфъ и попъ Патрикѣй"3). Въ духовной кн. Авдотьи Ив.
Шемякиной-Пронской (1565) упоминаются два ея духовника: попъ Уримъ
Благовѣщенскій, которому княгиня завѣщаетъ 2 рубля, и Хотѣнскій игу¬
менъ Германъ, который съ другими священниками „сидѣлъ у души“, т.-е.
присутствовалъ при составленіи духовной4). Агаѳья Ик. Волынская, какъ
видно изъ ея духовной (1611), имѣла также двухъ духовниковъ: на Москвѣ
Архангельскаго ключаря священника Василія да чернаго священника
Троице-Сергіева монастыря Силуана5). У Василія Ив. Волынскаго* (1611)
и у Харитона Семенова было также по два духовника6). Изъ этихъ актовъ 1) Смирновъ, Духовный отецъ, 31 — 32. 2) Возможно, впрочемъ, что наше духовенство настойчиво поддерживало принципъ
несмѣняемости духовника изъ экономическихъ разечетовъ: даже отпустивъ по нуждѣ
своего сына духовнаго, хотѣлось не упускать его какъ плательщика или жертвователя. в) С. Г; Г. и Д. I, №№ 21, 22, 25. 4) Ѳедотовъ- Чеховской, Акты, касающіеся до расиравы въ древней Россіи, I, № 82. 5) ТІроф. Н. Лихачевъ, Сборникъ актовъ, I, № 22. й) „А у сей изустной памяти (Волынскаго) сидѣли отци мои духовные: Всесвяцкоіі
священникъ Селиверстъ, что въ чертерѣ (?) у Алексѣевскаго монастыря, да Ивана Предо-
течи, что на Кулишахъ, священникъ Борисъ44. Сборникъ актовъ Троицкой Лавры А» 532,
л. 758- У Харитона Семенова отецъ духовный Елисей Ветровичъ, другой Сііиридоновскііі
священникъ Данилъ Харитоновичъ. При составленіи духовной сидѣлъ одинъ Данилъ.
Сборникъ актовъ Троицкой Лавры № 530, л. 1352,—Клирикъ Іоаннъ, списатедь Житія
Кирилла Челмскаге, пошелъ изъ своего села въ обитель Челмскую и повѣдалъ о видѣ-