Древне-Русский духовник

С.И. Смирнов, Древне-Русский духовник. Исследование с приложением: Материалы для истории древне-русской покаянной дисциплины. - М.,
1913

Содержание

Предисловие

Сокращения

Введение

ГЛАВА I. Организация древне-русского духовничества

ГЛАВА II. Нравственное и бытовое положение духовника

ГЛАВА III. Житейское положение и официальная роль духовника

ГЛАВА IV. Нравственное миросозерцание духовнина по Вопрошанию Кирика

ГЛАВА V. Учительная деятельность древне-русского духовника

ГЛАВА IV, Дисциплинарная деятельность духовника

ГЛАВА VII. Русские духовники и раскол старообрядства

ПРИЛОЖЕНИЯ

Добавления и поправки

Добавления и поправки в Материалах для истории древне-русской покаянной дисциплины

Опечатки и недосмотры в Указателе к Текстам и в Оглавлении

Опечатки

OCR
Приложеніе И (къ стр. 196).
Исповѣдь землѣ1). Древне-руеское двоевѣріе и исповѣдь землѣ.—I. Исповѣдь безъ духовника, предъ святы¬
нями.—П. Культъ земли.—Ш. Земля и совѣоть человѣка.—IV. Исповѣдь землѣ теперь. Древне-русское двоевѣріе очень сложное, трудное для изученія, но
въ высшей степени интересное явленіе. Будучи достояніемъ преимуще¬
ственно неграмотнаго простонародья, жившаго туземнымъ преданіемъ,
двоевѣріе не было чуждо и высшимъ классамъ общества, книжнымъ,
подпавшимъ вліянію Византіи, и слагалось среди нихъ отчасти подъ
воздѣйствіемъ народной вѣры христіанскаго Востока—греческаго двое¬
вѣрія, которое и само сложилось изъ разныхъ, довольно пестрыхъ элемен¬
товъ. Въ древней Руси двоевѣріе прошло нѣсколько стадій развитія: оно
было той длинной лѣстницей, по которой въ теченіе вѣковъ поднималась
мысль нашего народа отъ мрака язычества къ свѣту Евангелія. Началь¬
ная стадія’—грубое двоевѣріе, когда населеніе смѣшанное и язычество
существуетъ еще какъ организація. Грубый двоевѣръ—только что кре¬
щенный язычникъ: онъ молится въ храмѣ и подъ овиномъ, пріобщается
и ѣстъ идольскія жертвы, обращается то къ священнику, то къ волхву,
постоянно готовъ отпасть снова въ язычество. Конечная стадія—двоевѣріе
утонченное. Язычество какъ организація давно разрушено, и отпаденія
отъ церкви стали невозможны. Преобладающее значеніе въ обиходѣ жизни'
и мысли получило уже христіанство. Однако народъ не успѣлъ освобо¬
диться отъ нѣкоторыхъ языческихъ обрядовъ, потерявшихъ прежній смыслъ,
а также отъ миѳологическихъ представленій, которыя какъ дымка окру¬
жаютъ еще образы христіанскихъ святыхъ. Но между этими пунктами
есть средняя стадія двоевѣрія, особенно интересная для изученія, когда
оба элемента—и христіанскій и языческій—находятся какъ бы въ равно¬
вѣсіи, когда христіанство, возбуждая религіозную мысль народа, само
нерѣдко служитъ матеріаломъ для миѳологическаго творчества. Тогда воз¬
никаютъ самыя сложныя и причудливыя комбинаціи. *) Рѣчь, произнесенная съ сокращеніями на актѣ Московской Духовной Академіи
1 октября 1912 г.. Напечатана бща въ Бог, Вѣсти. 1912 г., ноябрь. Здѣсь сдѣланы
нѣкоторыя добавленія,