Древне-Русский духовник

С.И. Смирнов, Древне-Русский духовник. Исследование с приложением: Материалы для истории древне-русской покаянной дисциплины. - М.,
1913

Содержание

Предисловие

Сокращения

Введение

ГЛАВА I. Организация древне-русского духовничества

ГЛАВА II. Нравственное и бытовое положение духовника

ГЛАВА III. Житейское положение и официальная роль духовника

ГЛАВА IV. Нравственное миросозерцание духовнина по Вопрошанию Кирика

ГЛАВА V. Учительная деятельность древне-русского духовника

ГЛАВА IV, Дисциплинарная деятельность духовника

ГЛАВА VII. Русские духовники и раскол старообрядства

ПРИЛОЖЕНИЯ

Добавления и поправки

Добавления и поправки в Материалах для истории древне-русской покаянной дисциплины

Опечатки и недосмотры в Указателе к Текстам и в Оглавлении

Опечатки

OCR
14 ГЛ. I. ОРГАНИЗАЦІЯ ДУХОВННЧЕСТВА ВЪ ДРЕВНЕЙ РУСИ. всего естественнѣе объяснять тѣмъ, что дисциплина тайной исповѣди сло¬
жилась въ монастырѣ, духовничество развилось изъ монастырскаго стар¬
чества, почему хозяевами положенія оказались монахи: въ греческой цер¬
кви они были единственными совершителями исповѣди. Совершеніе испо¬
вѣди простыми старцами едва ли можно признать случайнымъ злоупотре¬
бленіемъ, это скорѣе чрезвычайно характерный пережитокъ тѣмъ болѣе,
что иногда сами епископы давали, повидимому, порученіе на исповѣдь
простымъ старцамъ. Канонистами XII в. данный обычай, понятно, осуждался
со всею рѣшительностью. Этого мало. Вальсамонъ не сочувствовалъ моно¬
поліи монашества въ дѣлѣ исповѣди, объяснялъ самое явленіе лицемѣрной
скромностью или стыдливостью мірянъ, предпочитавшихъ открывать свои
грѣхи монахамъ, а не мірскимъ священникамъ, и пытался предоставить
духовническія права бѣлымъ священникамъ въ своемъ патріархатѣ, въ
Антіохіи1). Но реформа знаменитаго канониста не имѣла успѣха: испо¬
вѣдь на Востокѣ осталась во власти монаховъ. И послѣ XII в. духовни¬
ками въ греческой церкви были исключительно лица, имѣвшія монашеское
постриженіе, рѣже епископскаго сана, гораздо чаще, конечно, пресви¬
терскаго. Но наличность священнаго сана признавалась только однимъ изъ усл овій
для совершенія исповѣди. Сверхъ этого требовалось для пресвитера спе¬
ціальное порученіе на духовничество со стороны епископа: по выраженію
Вальсамона, „однимъ только священникамъ съ епископскаго позволенія
дано принимать исповѣдь“ 2). Порученіе давалось, вѣроятно, лицамъ наи¬
болѣе способнымъ къ духовному врачеванію и считалась необходимымъ
въ виду того, что масть ключей или право взять и рѣшить канонистами
трактовать какъ исключительное право епископа. Выражалось это пору¬
ченіе обычно особой грамотой—ёѵтой.п|ріоѵ, выдававпіейся на имя поста¬
вляемаго духовника; образцы такихъ грамотъ извѣстны начиная со второй
гтолов. XIII стоя. Сверхъ грамоты многіе епископы, по сообщенію изда¬
телей Пидаліона, употребляли возложеніе рукъ (^Зфодваіа) на кандидата
въ духовники, навѣрно читалась при этомъ молитва или, можетъ быть,
существовало цѣлое чинопослѣдованіе поставленія въ духовные отцы3 * * * * * * *). *) Тоік. Вальсамона на 52 ан. ир. и на 6 карѳ. 2) Отвѣты патр. Марку. РаХХі) хеи НотЦ, ІУ, 4-77. 3) РаНг| хаі ПотХгі? У, 473—479. Первая грамота надписана именемъ Арсенія, патр. Конст. Извѣстны два патріарха съ этимъ именемъ: 1255—1260 и 1261 — 1266 Вторая грамота датирована 1419 г.; остальныя безъ датъ. ІІі^аХюѵ, ирим. на 39 апост нр.—Дальнѣйшія постановленія о правѣ духовничества очень строгія, но не абсолютныя
Дерзнувшій принимать исповѣдь безъ повелительной грамоты епископа признавался нре стушшкомъ божественныхъ правилъ, „зане не точію себе погуби, но и елицы у нег< исповѣдашася, не исновѣдани суть; и едина связа или разрѣши, не исправлена суть11 Горчакова Отзывъ о кн. Павлова Номоканонъ при Большомъ Требникѣ, стр. 103. Огчег о ХУІ присужд. наградъ гр. Уварова. Однако въ случаѣ смертной опасности, за неимі
ніемъ духовника, всякій священникъ обязавъ былъ, повидимому, исновѣдывать и иріоб іцать больного. По крайней мѣрѣ, въ Номоканонѣ Котелерія рѣшительно осуждается тот
іерей, который отказывается отъ исповѣди умирающаго, говоря, „яко не ииать повелѣні