Древне-Русский духовник

С.И. Смирнов, Древне-Русский духовник. Исследование с приложением: Материалы для истории древне-русской покаянной дисциплины. - М.,
1913

Содержание

Предисловие

Сокращения

Введение

ГЛАВА I. Организация древне-русского духовничества

ГЛАВА II. Нравственное и бытовое положение духовника

ГЛАВА III. Житейское положение и официальная роль духовника

ГЛАВА IV. Нравственное миросозерцание духовнина по Вопрошанию Кирика

ГЛАВА V. Учительная деятельность древне-русского духовника

ГЛАВА IV, Дисциплинарная деятельность духовника

ГЛАВА VII. Русские духовники и раскол старообрядства

ПРИЛОЖЕНИЯ

Добавления и поправки

Добавления и поправки в Материалах для истории древне-русской покаянной дисциплины

Опечатки и недосмотры в Указателе к Текстам и в Оглавлении

Опечатки

OCR
188 гл. VI. ДИСЦИПЛИНАРНАЯ ДѢЯТЕЛЬНОСТЬ ДУХОВНИКА. родцевъ, если они, отложивъ кровопролитье, окажутся клятвопреступниками.
Когда Михаилу Черниговскому въ Ордѣ было приказано исполнить язы¬
ческіе обряды, а онъ не соглашался на это, его начали уговаривать
Ростовскій кн. Борисъ и его бояре покориться волѣ хана. Бояре
говорили: „вси за тя нріимемъ опитемью со всею властью (вар. со всею
властію своею, со всею областью своею"). Тяжелую ешгтимію за отсту¬
пничество ростовскіе бояре готовы были взять на себя и на ростовскую
землю. Подобное явленіе наблюдается и на Востокѣ1). Мысль о замѣстительствѣ не полномъ, а частномъ лежала въ основѣ
другого обычая—раздѣлять епитимію съ кающимся. Съ XI—XII ст. это
былъ на Руси обычай, дозволенный церковью въ средѣ монастырской и
мірской. Изображая печерскихъ иноковъ времени преп. Ѳеодосія, лѣтопи¬
сецъ сообщаетъ: „Аще который брать въ етеро прегрѣшенье впадаше,
утѣшаху и епитемью единаго брата раздѣляху 8 ли 4 за великую любовь:
такова бо бяше любы въ братьи той" 2). Очевидно, организаторъ русскаго
монашества дозволялъ такой порядокъ. Допускалъ его и Новгородскій архіеп.
Нифонтъ. Кирикъ его спрашивалъ: „Достоить ли женѣ мужю своему по¬
мочи терпѣти опитемьи или мужю женѣ"? и получилъ такой отвѣтъ:
„Достоить, рече, велми волею, яко и другъ ко другу и братъ брату добро
есть, тако и мальженомасс. Впослѣдствіи встрѣчается разрѣшеніе всей семьѣ
раздѣлять епитимію „старѣйшаго", привлекать къ покаянному подвигу даже
и рабовъ3). „Грѣхъ оже будетъ тяжекъ, то съвокупяться на нь два или
тріе и одолѣютъ ему", читаемъ въ одномъ худомъ номоканунцѣ4). Нифонтъ
допускаетъ раздѣленіе, если оно свободно, лѣтописецъ хвалитъ за это
печерскихъ подвижниковъ, усматривая въ готовности нести епитимію за
другого высокое проявленіе христіанской любви. Но ни тотъ ни другой
не замѣчаютъ, что раздѣленіе епитиміи совершенно несовмѣстимо съ цер¬
ковнымъ взглядомъ на епитимію какъ на лѣкарство противъ грѣха, что воз¬
можно оно лишь при юридическомъ пониманіи ее. ‘Обычай дѣлить епити¬
мію пришелъ къ намъ съ Востока. Еще въ древнемъ Патерикѣ по гла¬
вамъ (IV—V вв.) есть разсказъ, что послѣ нубличаго покаянія одного
инока въ помыслѣ блуда „дано было по велѣніе, и всѣ понесли для него
трудъ въ продолженіе седмицы, молясь Богу, и брань прекратилась". *) Новг. Л. 1, стр. 267; Макарій, Исторія, V, 419; П. С. Р. Л. V, 184. Въ гре¬
ческомъ покаянномъ номоканонѣ X в. есть статья, предписывающая родителямъ нести
епитимію, если ихъ дитя, не достигши 12 лѣтъ, пріобщится по принятіи пищи. Алмазовъ,
III, 71; ср. II, 345. Но это не представляетъ собою замѣстительства: родители сами
виноваты были въ грѣхѣ дитяти и наказывались скорѣе за свою вину. Въ Паденктахъ Ни¬
кона (сл. 52, л. 421) разсказано, что, когда впавшій въ блудъ- епископъ публично пока¬
ялся въ грѣхѣ и началъ слагать санъ, народъ съ плачемъ говорилъ ему: „грѣхъ той на
насъ, точію пребуди въ епископіи“. 2) Лавр. Л.3, 183; Патерикъ Печерскій, 70. 3) Кирика, ст. 96. Тексты, XI, 22 н вар. 2. Ср. Служебникъ и Требникъ XVI—
ХУИ в. Б-ки 'Гроиц. Лавры № 227, л. 370 об.: „Аще опитемья, достоитъ говѣти рабомъ,
помогая старѣйшему; аще дѣти и брать, то все доброѣ 4) Тексты, XXXя, 20—21,