Древне-Русский духовник

С.И. Смирнов, Древне-Русский духовник. Исследование с приложением: Материалы для истории древне-русской покаянной дисциплины. - М.,
1913

Содержание

Предисловие

Сокращения

Введение

ГЛАВА I. Организация древне-русского духовничества

ГЛАВА II. Нравственное и бытовое положение духовника

ГЛАВА III. Житейское положение и официальная роль духовника

ГЛАВА IV. Нравственное миросозерцание духовнина по Вопрошанию Кирика

ГЛАВА V. Учительная деятельность древне-русского духовника

ГЛАВА IV, Дисциплинарная деятельность духовника

ГЛАВА VII. Русские духовники и раскол старообрядства

ПРИЛОЖЕНИЯ

Добавления и поправки

Добавления и поправки в Материалах для истории древне-русской покаянной дисциплины

Опечатки и недосмотры в Указателе к Текстам и в Оглавлении

Опечатки

OCR
І78 ГЛ. VI. ДИСЦИПЛИНАРНАЯ ДѢЯТЕЛЬНОСТЬ ДУХОВНИКА. стариною, вообще говоря, имѣла мало успѣха. Язычество забывалось на¬
родомъ слишкомъ медленно. Оно настолько было живо, что иногда по
своему перерабатывало матеріалъ, доставляемый христіанской религіей,
напр., христіанскія святыни наши предки употребляли какъ предмета
самаго грубаго языческаго суевѣрія: брали св. Дары и просфоры „не въ
освященіе себѣ, но въ потворы человѣки"; для той же цѣли „вынимали
кресты и очи святыхъ", „у крестовъ мощи крадывали, у святыхъ иконъ
очи вертѣли" и употребляли ихъ „на которыя потребы и паузы": брали
даже щепы отъ стѣнъ церковныхъ. Народъ заимствовалъ у церкви нѣко¬
торыя службы и совершалъ ихъ по своему безъ духовенства. Среди инте¬
ресныхъ исповѣдныхъ вопросовъ поселянамъ встрѣчается такой: „Въ день
св. Богоявленія, по утру не сѣкалъ ли если на леду креста, творяся
воду святя, еже ти не повелѣно и всего зла злѣе"? Успѣшнѣе была дѣятельность духовника въ сферѣ дисциприиарно-
нравственнаго воздѣйствія на народъ. Духовникъ стремился сдѣлать жизнь
народа возможно чистой съ внѣшней стороны. Два великіе инстинкта,
движущіе жизнь человѣка ^—питаніе и продолженіе рода оскверняютъ че¬
ловѣка. Запретить людямъ питаться и размножаться нельзя, но то и дру¬
гое можно регулировать такимъ образомъ, что человѣкъ избѣжитъ грѣха.
Въ епитимейныхъ предписаніяхъ о пищѣ встрѣчаемъ запрещеніе ,всякаго
сквернояденія: векшины, удавленины, молозива, медвѣдины, бобровины и
под., запрещается ѣсть въ праздники до обѣда, скоромиться въг посты и
постные дни. Уставы о постахъ возбраняли сверхъ того хмельные напитки.
Эти предписанія, исключая, можетъ быть, послѣдняго, привились къ на¬
родной жизни. Не даромъ иностранные писатели о Россіи поражались
строгими постами нашихъ предковъ.—„Женоложью похотѣныо время и
мѣра... живущему въ вѣрѣ чистей крестьянствѣ", говоритъ древне-русскій
проповѣдникъ,; и нашъ духовникъ старался выработать уставъ для супру¬
говъ, опредѣляющій „время и мѣру". Свою основу уставъ этотъ имѣетъ
въ 13 прав. Тимоѳея Алекс., который предписывалъ воздержаніе- въ суб¬
боту и воскресенье.; Древнѣйшія русскія правила' повторяютъ данное
предписаніе; въ худыхъ номоііануыцахъ присоединяется пятница. *) Потомъ
вѣкѣ въ XIV—XV прибавляются два запретныхъ дня—среда и пятокъ* 2 3^
наконецъ, запрещеніе распространяется и на понедѣльникъ :і). Соблюденіе
тѣлесной чистоты обязательно было въ праздники и главнѣйшіе посты.
Чистота въ теченіе великаго поста требовалась Уставомъ Іоанна Постника,
и новгородскіе духовники строго слѣдили за исполненіемъ этого предпи¬
санія. Но архіеп. Нифонтъ рѣшительно осуждалъ такую строгость и тре¬
бовалъ проводить чисто одну пасхальную седмицу; архіеп. Илія, повторяя
осужденіе новгородскимъ духовникамъ, предписывалъ половое воздержаніе, 1) Тексты, УIII, 2; XIX, 13. Ср. Д. Пычков7>, Онио. сборниковъ И. ІІуб. Б-іш,
455. Тексты, II, 10; XIX, 108. 2) Тексты, ХЫѴ, 9—10; ХБѴ б, 41—42; 95—98; 139—141. Котошшинъ 2, 8;
Посошковъ, Завѣщаніе отеч., 25. Бороздинъ, Протопопъ Аввакумъ 2, 131. 3) Тексты, ХЬѴІІ, 104-105.