Древне-Русский духовник

С.И. Смирнов, Древне-Русский духовник. Исследование с приложением: Материалы для истории древне-русской покаянной дисциплины. - М.,
1913

Содержание

Предисловие

Сокращения

Введение

ГЛАВА I. Организация древне-русского духовничества

ГЛАВА II. Нравственное и бытовое положение духовника

ГЛАВА III. Житейское положение и официальная роль духовника

ГЛАВА IV. Нравственное миросозерцание духовнина по Вопрошанию Кирика

ГЛАВА V. Учительная деятельность древне-русского духовника

ГЛАВА IV, Дисциплинарная деятельность духовника

ГЛАВА VII. Русские духовники и раскол старообрядства

ПРИЛОЖЕНИЯ

Добавления и поправки

Добавления и поправки в Материалах для истории древне-русской покаянной дисциплины

Опечатки и недосмотры в Указателе к Текстам и в Оглавлении

Опечатки

OCR
172 ' ГЛ. VI. ДИСЦИПЛИНАРНАЯ ДѢЯТЕЛЬНОСТЬ ДУХОВНИКА. желательнымъ результатамъ, такъ какъ отогнаннаго однимъ духовникомъ
принималъ другой. Въ XVI и XVII вв. отгнаніе не примѣняется. Когда
Корнилій, игуменъ Псково-ІІечерскій, не принялъ на исповѣдь вкладчика
старца Савватія, архіеп. Новгородскій Ѳеодосій не одобрилъ этой мѣры и
предписалъ Савватііо нести лишь публичную епитимію. Протопопъ Авва¬
кумъ выставляетъ уже такое положеніе: „не подобаетъ приходящаго къ
намъ отогнать; а за бѣшенымъ не гонятца-жъ"; такъ говорится о Лу¬
кіанѣ, нераскаянномъ чадѣ протопопа1). Публичная епитимія сопровождалась лишеніемъ права дѣлать прино¬
шенія въ церковь. Перечисливъ разные виды тяжкихъ грѣховъ, наказыва¬
емыхъ публичной етштиміей, древнее Правило о церковныхъ приносахъ
продолжаетъ: „аще не покаются, ино таковыхъ священникамъ въ церковь
не пускати, ни приноса отъ нихъ не имати, ни въ домъ къ нимъ не хо¬
дить “ 2 *). Аввакумъ писалъ упомянутой выше Еленѣ: „свѣщи и приноси
да не пріемлетъ священникъ во олтарь отъ руку твоею, еюже убійство
сотвори". Наказаніе это было очень чувствительно для древне-русскаго
человѣка, привыкшаго примирять свою нечистую совѣсть матеріальной
жертвой Богу. Но оно являлось въ то же время наказаніемъ и для ду¬
ховныхъ отцовъ, потому что лишало ихъ доходовъ. Въ этомъ трудность
его примѣненія. Проводя послѣдовательно мысль объ отлученіи духовнаго сына отъ
церкви, наши древнія правила отлучали его въ иныхъ случаяхъ и отъ
христіанскаго общества. Прежде всего духовному отцу воспрещалось ходить
въ домы отлученныхъа). Поученіе, надписанное именемъ митр. Петра и
направленное противъ „недароимцевъ", т.-е. такихъ христіанъ, которые
не пріобщались послѣ исповѣди, рекомендуетъ священникамъ слѣдующія
мѣры: не благословлять „недароимцевъ", не пускать ихъ въ церковь—
„то ходятъ пси", не приходить въ ихъ домы. „А гдѣ будетъ недароимецъ
на пиру или въ братщину придетъ, и вы, попове, шлите ихъ вонъ, а съ
ними не пейте, ни яжьте, ни хлѣбца имъ Богородицына не давайте"4).
Наказавъ семи-лѣтней епитиміей Елену, Аввакумъ запрещаетъ ей сооб¬
щаться съ сестрами, „понеже онѣ чисты и святы". Публичной епитиміи подвергались въ древней Гуси тяжкіе грѣш¬
ники, но не обязательно всѣ и не сразу. Какъ часть публичнаго
церковнаго покаянія, она представляетъ собою наказаніе по суду за
тяжкій грѣхъ, исключающій виновнаго изъ христіанскаго общества. Но
при господствующей системѣ тайнаго покаянія епитимія трактуется какъ
врачевство больного, какъ „быліе“ или цѣлебное зелье5). Эти двѣ точки г) Субботинъ, Матеріалы, ѴІИ. 100. 2) Р. И. Б. VI, 926—926; ср. 920. Пономаревъ, Памятники, Ш, 265. *) Р. И, Б. VI, 925-926. 4) Памяти, стар. рус. литер. IV, 186 — 188. г>) Тексты, XXXIV, 36—38. Несоблюдающимъ епитиміи древнее Поученіе гово¬
ритъ. ,,Сему подобни есте: яко на рати уотрелять человѣка, и стрела в немъ ся нрило-
мить, и егда к нему врача приведутъ, тогда, разрѣзавъ язву, изметъ желѣзо. Аще ли зелій