Древне-Русский духовник

С.И. Смирнов, Древне-Русский духовник. Исследование с приложением: Материалы для истории древне-русской покаянной дисциплины. - М.,
1913

Содержание

Предисловие

Сокращения

Введение

ГЛАВА I. Организация древне-русского духовничества

ГЛАВА II. Нравственное и бытовое положение духовника

ГЛАВА III. Житейское положение и официальная роль духовника

ГЛАВА IV. Нравственное миросозерцание духовнина по Вопрошанию Кирика

ГЛАВА V. Учительная деятельность древне-русского духовника

ГЛАВА IV, Дисциплинарная деятельность духовника

ГЛАВА VII. Русские духовники и раскол старообрядства

ПРИЛОЖЕНИЯ

Добавления и поправки

Добавления и поправки в Материалах для истории древне-русской покаянной дисциплины

Опечатки и недосмотры в Указателе к Текстам и в Оглавлении

Опечатки

OCR
168 ГЛ. VI. ДИСЦИПЛИНАРНАЯ ДѢЯТЕЛЬНОСТЬ ДУХОВНИКА. димъ, говоритъ древній проповѣдникъ, съ чистотою, страхъ Божій имѣющи
въ срдьцихъ своихъ, отца духовнаго послуюаюіце, заповѣди Господни хра¬
ня ще, да достойни и упасени будемъ честными ерей" *). Духовникъ готовилъ
свою семью къ принятію таинствъ и самъ совершалъ ихъ для духовныхъ дѣтей. Исповѣдь у насъ въ древности, кажется, никогда не понимали въ
смыслѣ суда надъ преступникомъ божественнаго закона, а скорѣе какъ
лѣченіе больного. Притомъ ясно сознавалось, насколько трудно и, такъ
сказать, тонко психологически дѣло врачеванія больной совѣсти. Духов¬
нику предписывается поэтому обращаться съ кающимся „кроткимъ серд¬
цемъ и веселымъ", говорить съ нимъ „тихимъ гласомъ", „съ тихостью,
любовью и смиреніемъ". Высшая власть стремилась осмыслить исповѣдь:
предписывалось духовникамъ заставлять духовныхъ дѣтей, по крайней мѣрѣ,
мущинъ, говорить грѣхи самимъ, а грамотныхъ--^писать ихъ на хартіи* 2).
На исповѣди духовный сынъ долженъ былъ являться предъ отцомъ каждый
разъ въ цѣломъ нравственномъ обликѣ, и обязанъ былъ открывать не
только тѣ грѣхи, которые совершены послѣ послѣдней исповѣди, но и
равнѣйшіе, начиная съ дѣтства,—грѣхи, прощенные прежнимъ, уже умер¬
шимъ духовнымъ отцомъ; такая исповѣдь называлась „чистымъ покаяніемъ"3).
Чтобы „управить кающагося", „много трезвѣніе требѣ, много имѣти разума
и часто почитати книги святыя"4). Надо было знать, нужно ли налагать
на него ешггимію или нѣтъ и, если налагать, то какую. Духовникъ, ко¬
нечно, долженъ былъ руководиться писаніемъ й главнымъ образомъ пока¬
яннымъ номоканономъ, но примѣнять строгія его правила по своему
„разсужденію"; найдя лѣкарство, онъ долженъ былъ опредѣлить его дозу5 &).
Здѣсь требовалась крайняя осторожность, чтобы не отягчить покаяльнаго
сына и не привести его въ отчаяніе, или же—не распустить; нужно
было считаться не только съ его грѣхами и нравственными силами, но и
съ его тѣлеснымъ здоровьемъ и общественнымъ положеніемъ, однимъ
словомъ, знать всѣ условія, при которыхъ дѣйствуютъ нравственныя силы
кающагося. Вотъ почему духовникъ, бесѣдуя передъ исповѣдью съ при¬
шедшими „душеполезно и любезно", узнавалъ, „кто есть отъ какого
чину"; самого духовнаго сына онъ спрашивалъ, какую епитимію можетъ
тотъ понести, и потомъ ее предписывалъ; предписывалъ почти всегда, потому
что „безъ опитемьи никаковъ грѣхъ не прощается". Епитимія налагалась на 3) См. Уставы о постахъ. Тексты, XXXVIII. Слово о постѣ. Прав. Соб. 1858, I,
166. Пономаревъ, Памятники, III, 64. 2) Поученіе Иліи, 3; ср. Р. И. Б. VI, 840; Алмазовъ, III, 103, 106, 114; 115,
133, 184. Ср. проф. А. А. Дмитріевскій, Богослуженіе въ русской церкви въ XVI в..
341 — 342; Субботит, Матеріалы, V, 138. 3) Тексты, IV, 5; XXIV, 96—101. Прав. Соб. 1861, I, 458—59; Алмазовъ, ІИ, 268; И, 439—440. 4) Прав. Соб., тамъ же, 267, 269. &) Р. И. Б. VI, 860, 861, 864, 865. „Долженъ есть іерѣи, яко врачъ хитръ,
възыскати канона и, разсмотривъ, дати заповѣдь кающемуся1*. Сборникъ XVI в. Вол.
Б-ки № 666, л, 103 и об.