Древне-Русский духовник

С.И. Смирнов, Древне-Русский духовник. Исследование с приложением: Материалы для истории древне-русской покаянной дисциплины. - М.,
1913

Содержание

Предисловие

Сокращения

Введение

ГЛАВА I. Организация древне-русского духовничества

ГЛАВА II. Нравственное и бытовое положение духовника

ГЛАВА III. Житейское положение и официальная роль духовника

ГЛАВА IV. Нравственное миросозерцание духовнина по Вопрошанию Кирика

ГЛАВА V. Учительная деятельность древне-русского духовника

ГЛАВА IV, Дисциплинарная деятельность духовника

ГЛАВА VII. Русские духовники и раскол старообрядства

ПРИЛОЖЕНИЯ

Добавления и поправки

Добавления и поправки в Материалах для истории древне-русской покаянной дисциплины

Опечатки и недосмотры в Указателе к Текстам и в Оглавлении

Опечатки

OCR
156 ГЛ. V. УЧИТЕЛЬНАЯ ДѢЯТЕЛЬНОСТЬ ДІ'ЕВІІЕ-ГУСОКАГО ДУХОВНИКА въ иной день, то святой этого дня молится за него Спасу всю недѣлю;
ѣвшій же и пившій рано въ праздники ничѣмъ не избудетъ тьмы. Далѣе
духовникъ убѣждаетъ дѣтей своихъ обоего пола быть вѣрными супругами;
не ходить и не посылать къ волхвамъ; не чинить корчемства и пьянства,
не ѣсть молозива и сомовины, не обижать другихъ, не ябедничать, не
запираться чужого имѣнья и не лжесвидѣтельствовать, не божиться име¬
немъ Господа, крестомъ или образомъ; воздерживаться отъ крестнаго
цѣлованія, отъ матерной брани,— „то есть жидовское слово*; не хулить
созданія Божія—дождей великихъ, снѣга, бури, мороза.. Дѣти обязаны
почитать родителей; родители наставлять дѣтей своихъ и рабовъ: надѣвать
кресты на тѣхъ и другихъ, такъ какъ христіанинъ безъ креста подобенъ
татарину; кто спитъ нагъ или безъ пояса, также не нашей вѣры; чистое
язычество—кланяться солнцу, лунѣ, звѣздамъ и другимъ тварямъ. Велика
добродѣтель милостыни, но она должна быть разумна: нельзя давать
чужимъ нищимъ, забывая о бѣдныхъ своего же рода. Милостыня прини¬
мается Самимъ Христомъ, Который ходилъ „въ нищагѣ образѣ*, она
хвалится на судѣ и избавляетъ отъ муки. Но спасительная милостыня
должна быть отъ своего пота, а не отъ грабленія и насилія: де милуетъ
Богъ тѣхъ, кто обираетъ худыхъ сиротъ, ненавидитъ того человѣка, кото¬
рый творитъ неправедную милостыню, отвращаетъ лицо и не смотритъ.
Свѣчи богатыхъ, зажженныя въ церкви, угасаютъ отъ слезъ обидимыхъ,
и лучше бы не освѣщать храма Божія воскомъ, чѣмъ обижать убогихъ.
Тяжекъ грѣхъ неисполненія обѣтовъ. Налагаютъ ихъ на себя во время
болѣзней, бѣдъ и печалей съ намѣреніемъ творить добро; но лишь прой¬
детъ печаль, обѣты забыты, начинаются прежнія дѣла, ненавистныя Богу,
и за это Онъ насылаетъ казни и бѣды, а за гробомъ вѣчную муку. Надо
остерегаться давать страшные обѣты. Вмѣсто того лучше радѣть о церкви,
надѣлять ее иконами и книгами, чтобы Господь не разорилъ домы тѣхъ,
которые не радятъ р_>ней, приносить въ праздники свѣчи и просфоры.
Не слѣдуетъ» осуждать человѣка раньше суда Божія и учить другъ друга
на лихо. Въ заключеніе духовный отецъ настойчиво приглашаетъ дѣтей своихъ
вниматѣ его Поученію, потому что онъ отвѣтчикъ за нихъ предъ Богомъ.
Даже и добрый священникъ, хорошо живущій, но нерадящій о дѣтяхъ
своихъ, не избудетъ муки. Но авторъ признаетъ себя недостойнымъ "по
жизни, виновнымъ въ небреженіи къ дѣтямъ и проситъ ихъ не .соблаз¬
няться о немъ, самимъ заботиться о душахъ своихъ. Живущимъ по Бо¬
жественному Писанію и его Поученію обѣщаться милость Божія. Первое Поученіе описываетъ такой моментъ церковно-исторической жиз¬
ни, когда духовникъ только завоевывалъ себѣ то высокое положеніе, которое
обычно имѣлъ въ древней Руси, завоевывалъ въ борьбѣ съ необузданностью и
своеволіемъ полуязыческаго общества. Второе рисуетъ христіанское обще¬
ство: язычество померкло и существуетъ въ видѣ суевѣрій и разрознен¬
ныхъ пережитковъ, подъ вліяніемъ церкви сложилась уже своеобразная
религіозность, отмѣченная печатью односторонности—формализма и обря
довѣрія: трудно исполнимые обѣты, усердные приносы въ храмъ отъ