Древне-Русский духовник

С.И. Смирнов, Древне-Русский духовник. Исследование с приложением: Материалы для истории древне-русской покаянной дисциплины. - М.,
1913

Содержание

Предисловие

Сокращения

Введение

ГЛАВА I. Организация древне-русского духовничества

ГЛАВА II. Нравственное и бытовое положение духовника

ГЛАВА III. Житейское положение и официальная роль духовника

ГЛАВА IV. Нравственное миросозерцание духовнина по Вопрошанию Кирика

ГЛАВА V. Учительная деятельность древне-русского духовника

ГЛАВА IV, Дисциплинарная деятельность духовника

ГЛАВА VII. Русские духовники и раскол старообрядства

ПРИЛОЖЕНИЯ

Добавления и поправки

Добавления и поправки в Материалах для истории древне-русской покаянной дисциплины

Опечатки и недосмотры в Указателе к Текстам и в Оглавлении

Опечатки

OCR
154 ГЛ. У. УЧИТЕЛЬНАЯ ДѢЯТЕЛЬНОСТЬ ДРЕВНЕ-РУССКАГО ДУХОВНИКА. Духовный отецъ увѣряетъ, что говоритъ все это не для похвалы себѣ,
но желая имъ, дѣтямъ, спасенія, а себѣ радости; проситъ ихъ вѣрить, какъ
онъ объ нихъ заботится,—о спасеніи дѣтей онъ печется больше, чѣмъ
о своемъ. Онъ плачетъ объ ихъ злѣ, забывая свою радость, и забываетъ
зло свое, когда узнаетъ объ ихъ добрыхъ дѣлахъ, „зане ми есте друзи мидіик,—
объясняетъ отецъ своимъ дѣтямъ эту заботливость и сочувствіе. Онъ знаетъ,
что его личныя добродѣтели не спасутъ его, если онъ не спасетъ стадо
Христово, дѣтей своихъ. „Аще быхъ азъ велми добръ, то кая ми помощь
отъ Бога, аще васъ, стадо Христово—дѣти своя, погублю? како лицемъ стану
предъ Богомъ? или на что ся надѣяти? которая ми будетъ честь?14 Ужъ
конечно, онъ не избѣгнетъ вѣчной муки оправданіемъ: „не дѣти суть (т.-е.
духовныя), почто ми ихъ учитиЛ Сама® злая мука ожидаетъ того духов¬
ника, который не учитъ своихъ дѣтей душевныхъ и всѣхъ людей закону
Божію. Но если дѣти не захотятъ слушать его ученія и святыхъ книгъ, „не
отвѣщати понови за то“: они сами за себя дадутъ отвѣтъ Богу. На этой
мысли и обрывается разбираемый нами памятникъ въ русской редакціи1). Поученіе отца духовнаго къ дѣтямъ духовнымъ2). Своимъ
Поученіемъ духовникъ желаетъ напомнить дѣтямъ Господни заповѣди,
ибо его обязанность сѣять въ сердца ихъ Божественное слово и искоренять
грѣховное терніе. Послѣ токого вступленія духовный отецъ, къ сожалѣнію,
неизвѣстный, начинаетъ свое содержательное и цѣнное для исторіи древне¬
русскаго быта наставленіе: призываетъ вѣрующихъ къ покаянію, перечи¬
сляетъ имъ Божіи заповѣди-^ обязанности добраго христіанина, отмѣчаетъ рядъ
пороковъ, которыми тѣ болѣли, и, наконецъ, останавливается на обязаностяхъ
хорошаго духовнаго отца. Христіане его времени заблудились какъ овцы,
не имѣющія пастуха, и соблазнились о своихъ учителяхъ, неопытныхъ
въ своемъ дѣлѣ, безпечныхъ и тщеславныхъ. Бъ частности дѣти его „же-
стокисс (нераскаянны): не слушали отца, угождали тѣлу и небрегли о душѣ;
забыли, что отъ заботъ о душѣ зависитъ загробная участь человѣка—рай
добродѣтельнымъ, живущимъ въ покаяніи, и адъ нераскаяннымъ. Но если
бы человѣкъ могъ только представитъ себѣ всю силу адскаго огня, не-
стерпимость и безконечность тамошнихъ мученій, онъ согласился, бы во
избѣжаніе ихъ мучиться всѣ дни здѣшней жизни. Между тѣмъ духовныя
дѣти забыли о смертномъ часѣ, судѣ и мукахъ: видя смерть своихъ близ¬
кихъ и сами приближаясь къ смерти, они только ожесточались сердцемъ.
Но нѣтъ покаянія по смерти и въ адѣ исповѣди; каяться надо заблаго¬
временно, чтобы смерть не застала насъ безъ покаянія: приходитъ она, *) Другая редакція памятника, повидимому, южно-славянская (Тексты, ХЫН),
содержитъ болѣе подробное разсужденіе о чувствахъ, вызываемыхъ въ духовникѣ непо¬
корностью и жестоковыйностъю дѣтей духовныхъ. Но въ ней сглажены многія жизнен¬
ныя черты памятника. 2) Теисты, ХЬѴІІ; Замѣтки, § 50. Съ этимъ памятникомъ отчасти сходно
„Поученіе св. Апостолъ и св. Отецъ и отца духовнаго, како жііти дѣтемъ духовнымъ въ
велигшй постъпо Требнику XVI в. изд, Алмазовымъ, Ш, 252—254. По нашему мнѣ¬
нію, Поученіе Требника стоитъ подъ вліяніемъ изданнаго нами, а не наоборотъ.