Древне-Русский духовник

С.И. Смирнов, Древне-Русский духовник. Исследование с приложением: Материалы для истории древне-русской покаянной дисциплины. - М.,
1913

Содержание

Предисловие

Сокращения

Введение

ГЛАВА I. Организация древне-русского духовничества

ГЛАВА II. Нравственное и бытовое положение духовника

ГЛАВА III. Житейское положение и официальная роль духовника

ГЛАВА IV. Нравственное миросозерцание духовнина по Вопрошанию Кирика

ГЛАВА V. Учительная деятельность древне-русского духовника

ГЛАВА IV, Дисциплинарная деятельность духовника

ГЛАВА VII. Русские духовники и раскол старообрядства

ПРИЛОЖЕНИЯ

Добавления и поправки

Добавления и поправки в Материалах для истории древне-русской покаянной дисциплины

Опечатки и недосмотры в Указателе к Текстам и в Оглавлении

Опечатки

OCR
гл. V. учительная дѣятельность древне-русскаго духовника. 153 ними проповѣдниками — мздоимство, рѣзоиманіе, грабежъ, волхвованіе,
воровство, разбой, и прелюбодѣяніе. Дѣти жаловались на то, что вмѣсто
назиданія въ церкви духовникъ учитъ ихъ на пирахъ. Но онъ отвѣчаетъ,
что на обязанности духовнаго отца лежитъ „ ѵчити на трапезѣ и на ули¬
цахъ ", а дѣти должны безразлично приходитъ для назиданія, принимать
его къ сердцу и проливать слезы. Что касается учительства въ храмѣ,
духовникъ не считаетъ его подходящимъ къ нравамъ своей духовной
семьи. Его духовныя дѣти если и приходили въ воскресенье къ церкви,
то только за тѣмъ, чтобы весело провести время: они въ большинствѣ
даже не заходили въ храмъ, а около него затѣвали „кощуны" (басни,
вздоръ), игры, ссоры, клеветы и укореніе друіъ на друга, пьянство и
объяденіе. Имъ было не до того, чтобы слушать пѣніе и ученіе святыхъ
книгъ1). А тѣ изъ христіанъ, которые попадали въ храмъ, осуждали дру¬
гихъ: изъ церкви они шли въ домы свои „не съ милостію Божіею, но со
гнѣвомъ", принося Богу хулу вмѣсто хваленія. „Ангели плачутся нашему
безумію, а бѣси радуются со отцемъ своимъ сатаною нашему неразумію".
Называя дѣтей своихъ „безумными человѣками", духовный отецъ признается,
что если они будутъ и напередъ вести себя такъ, то онъ безсиленъ что-
нибудь сдѣлать для ихъ наученія. Они не слушали святыхъ книгъ, посту¬
пали по своей волѣ, и ему было бы пріятнѣе видѣть дѣтей своихъ заживо
погребенными, чѣмъ поступающими такимъ образомъ. Далѣе авторъ обращается къ современнымъ духовникамъ и продол¬
жаетъ свою рѣчь отъ ихъ лица. Духовные отцьт радовались и сочувствовали
хорошему среди вѣрующихъ, но пе любили слушать о разныхъ недостат¬
кахъ ихъ. „Иамъ о томъ попомъ хула будетъ отъ Бога", замѣчаетъ авторъ.
При случаѣ какой-нибудь духовникъ успокоивалъ себя тѣмъ, что извѣст¬
ный грѣшникъ не принадлежитъ къ его духовной семьѣ, и не па его
обязанности лежитъ его наученіе. Но эта отговорка была неосновательна.
Ради своего спасенія священникъ обязанъ извлекать изъ бездны зла вся¬
каго человѣка, потому что онъ отецъ всѣмъ, а не дѣтямъ только духовнымъ:
старому и молодому, богатому и убогому. Духовному отцу приходитъ силь¬
ная печаль, когда онъ не видитъ добрыхъ поступковъ со стороны духов¬
ныхъ дѣтей своихъ, сердце его „болитъ вельми". Дѣтямъ не видно этой
сердечной болѣзни, но хуже ея и больнѣе отцу ихъ непослушаніе, когда
отъ стыда или изъ боязни выговора они не открываютъ своихъ грѣховъ.
Онъ совѣтуетъ дѣтямъ сказывать свои грѣхи на исповѣди, а „попъ убо
учитель разумный есть, како твоя язвы грѣховныя исцѣлити, а тебе безъ
печали сотворити, дабы инъ не возрѣлъ лютыя твоея язвы и злаго грѣха". Эта картина напоминаетъ (ѵН .дующее мѣсто изъ „Слова о ведрѣ и казняхъ
Божіихъ14, которое (Слово) лѣтописецъ и преп. Ѳеодосій Печерскій примѣняли къ рус¬
скимъ христіанамъ XI в.: „Видимъ бо игрища утолочеяа и людій много множество на
нихъ, яко упихати начнутъ другъ друга, позоры дѣюще отъ бѣса замышленнаго дѣла,
а церкви стоять; егда же бываетъ годъ молитвы, мало ихъ обрѣтается въ церкви“.
Давр. Д.3, 166; ср. Срезпевскій, Свѣдѣнія и замѣтки, I т., № XXIV.