Древне-Русский духовник

С.И. Смирнов, Древне-Русский духовник. Исследование с приложением: Материалы для истории древне-русской покаянной дисциплины. - М.,
1913

Содержание

Предисловие

Сокращения

Введение

ГЛАВА I. Организация древне-русского духовничества

ГЛАВА II. Нравственное и бытовое положение духовника

ГЛАВА III. Житейское положение и официальная роль духовника

ГЛАВА IV. Нравственное миросозерцание духовнина по Вопрошанию Кирика

ГЛАВА V. Учительная деятельность древне-русского духовника

ГЛАВА IV, Дисциплинарная деятельность духовника

ГЛАВА VII. Русские духовники и раскол старообрядства

ПРИЛОЖЕНИЯ

Добавления и поправки

Добавления и поправки в Материалах для истории древне-русской покаянной дисциплины

Опечатки и недосмотры в Указателе к Текстам и в Оглавлении

Опечатки

OCR
ГЛ. V. УЧИТЕЛЬНАЯ ДѢЯТЕЛЬНОСТЬ ДРЕВНЕ-РУССКАГО ДУХОВНИКА. 151 бракъ, и на существующій на Гуси порядокъ наслѣдственности духовнаго
званія: „попове и діакони изъ младеньства блюдутъ дѣтей своихъ въ
чистотѣ жити, учатъ книгамъ и утверждаютъ въ вѣрѣ Христовѣ11. Затѣмъ
описываетъ высоту пастырскаго служенія, признаетъ грѣховность намѣ¬
ренія—оставить небеснаго царя и прилѣпиться воинству, оставить невѣсту
Христову церковь и прилѣпиться невѣстѣ земной какъ идольской трапезѣ;
указываетъ какъ на лишеніе на то, что Ивану, придется быть погребен¬
нымъ по-мірски, а не въ священныхъ одеждахъ. Корнилій задается во¬
просомъ, кто же внушилъ Ивану столь пагубную мысль, и отвѣчаетъ, что
виновникъ этого діаволъ, при чемъ сложеніе Иваномъ священнаго сана
Корнилій приравниваетъ къ паденію сатаны, которое описываетъ по Ма¬
ксиму Греку величественными чертами. Вотъ онъ первый ангелъ выше
кедровъ, певговъ и кипарисовъ въ раю Божіемъ, ибо Господъ сотворилъ
его прекраснымъ, подчинивъ ему легіоны ангеловъ. Но первенецъ созданья
возгордился въ умѣ своемъ, замыслилъ выше звѣздъ поставить престолъ
свой. За это низвергнутъ: высшій духъ отъ начала паденія обращенъ
Богомъ въ скотину безсловесную—въ змѣю прегибаемую. Этотъ змій Левіа- '
ѳанъ. Одинъ святой—блаженный Брандинъ, плывя по океану, видѣлъ его,
огромнаго въ долготу и ширину, сверженнаго на дно океана и заключен¬
наго здѣсь до дня суднаго. Сатана связанъ на тысячу лѣтъ, но тысяча
прошла, діаволъ развязанъ на мало дней и успѣлъ въ теченіе ихъ прельстить
всѣ языки невѣріемъ, „токмо единаго государя нашего царство невредимо
пребываетъ Позавидовавъ славѣ нашихъ прародителей, діаволъ вошелъ
въ особую змѣю, имѣвшую лицо дѣвическое, и прельстилъ Еву. Теперь
же діаволъ нашелъ Ивана легкимъ умомъ и научилъ его жениться второй
разъ. Но второй бракъ и мірянамъ разрѣшается лишь по иуждѣ. Иваръ
могъ ссылаться на то, что второй бракъ дастъ ему наслѣдника и иоми-
нателя по смерти. Но Корнилій оспариваетъ его надежды: вѣроятно,
имѣя въ виду второй бракъ великаго князя Василія Ивановича и Ивана
Грознаго, какъ плодъ этого брака, онъ пишетъ: „за прелюбодѣяніе бо
воздаются и царемъ воздаются чада, да за то бываетъ великое порушеніе
царъетвію ихъ и наполнится царство ихъ страсти и печали, и будутъ въ
та лѣта убиванія и муки, и юношъ нещадѣніе, ови на коло, а инымъ
главное отсѣченіе и затоцы безъ милости, и многи гради огнемъ ноиалени
будутъ"1). И наслѣдникъ попа Ивана, который родится отъ прелюбодѣянія,
а не отъ „благовѣрнаго сѣмени", будетъ начальникъ всякому злу. Продол¬
жая свои увѣщанія, Корнилій припоминаетъ своему сыну исторію съ Іовомъ
Столпомъ, защитникомъ тройной аллилуіи и главнымъ противникомъ иреп.
Евфросина Псковскаго, впрочемъ не называя Іова по имени и дѣлая
нѣкоторыя отступленія отъ житійнаго разсказа въ интересахъ своей темы. *)*) Въ 1 Псков. Лѣт. (1570 г. П. С. Р. Л. IV, 318) совершенно но другому объ¬
ясняется источникъ свирѣпости Грознаго, какъ прельщеніе царя иѣмчиномъ. Но этотъ
отрывокъ лѣтописи вмѣстѣ съ Посланіемъ Корнилія показываетъ, что въ псковской землѣ
много было разныхъ толковъ о причинахъ кровожадности царя. '