Древне-Русский духовник

С.И. Смирнов, Древне-Русский духовник. Исследование с приложением: Материалы для истории древне-русской покаянной дисциплины. - М.,
1913

Содержание

Предисловие

Сокращения

Введение

ГЛАВА I. Организация древне-русского духовничества

ГЛАВА II. Нравственное и бытовое положение духовника

ГЛАВА III. Житейское положение и официальная роль духовника

ГЛАВА IV. Нравственное миросозерцание духовнина по Вопрошанию Кирика

ГЛАВА V. Учительная деятельность древне-русского духовника

ГЛАВА IV, Дисциплинарная деятельность духовника

ГЛАВА VII. Русские духовники и раскол старообрядства

ПРИЛОЖЕНИЯ

Добавления и поправки

Добавления и поправки в Материалах для истории древне-русской покаянной дисциплины

Опечатки и недосмотры в Указателе к Текстам и в Оглавлении

Опечатки

OCR
136 ГЛ. V* УЧИТЕЛЬНАЯ ДѢЯТЕЛЬНОСТЬ ДРЕВНЕ-РУССКАГО ДУХОВНИКА. попъ Прокофій гдѣ ни сойдется съ Гавридовскимъ попомъ Иваномъ, такъ
начнетъ говорить ему: „Заводите вы, ханжи, ересь новую, единогласное
пѣніе, да людей въ церкви учить; а мы прежде людей въ церкви не учи-
вали, учивали ихъ втайнѣ, бѣса вы ішате въ себѣ, всѣ ханжисс 1). Про¬
кофій стоялъ за старину, за учительность на-духу и при личномъ общеніи
духовника съ дѣтьми своими. Но чего, собственно, требовала наша древняя церковь отъ духовника,
когда предписывала ему быть книжнымъ и учительнымъ? Въ древней Руси
религію понимали какъ обрядъ — дисциплину молитвы и дисциплину жизни,
а это отражалось на представленій о книжности и духовной учительности.
Смѣшивая совокупность духовныхъ книгъ (исключая „ отреченныхъ “) съ
понятіемъ Божественнаго Откровенія, тогда смотрѣли на книги, какъ на
путеводитель въ этой жизни, подробно описывающій ступени религіозно¬
нравственнаго совершенства, опасности соблазна и указывающій средства
для возстанія. По книгамъ спасались русскіе люди древняго времени, опу¬
скаясь, по лѣтописному выраженію, въ ихъ неизсчетную глубину, къ
источникамъ мудрости и износи оттуда, каждый для себя „бисеры драгик.
Преп. Нилъ Сорскій искалъ въ книгахъ разрѣшенія своихъ вопросовъ
аскетическаго дѣланія, а простой грамотей требовалъ отъ ішиги указаній
церковно-дисциплинарнаго характера. Книжнымъ человѣкомъ былъ тотъ,
кто умѣлъ оріентироваться въ сокровищницѣ книжной мудрости, найти
въ ней прямой отвѣтъ на всякій вопросъ христіанской мысли и чувства,
а главное, жизни. И церковь не требовала отъ духовника большаго, какъ
быть живымъ указателемъ къ книгамъ для простыхъ, некнижныхъ вѣрую¬
щихъ. Такъ надо представлять требованіе книжности отъ древне-русскаго
духовника. Отсюда и учительность его понималась главнымъ образомъ
практически, въ смыслѣ умѣнья руководитъ въ нравственной жизни. Въ
поученіяхъ и посланіяхъ нашихъ древнихъ пастырей слово „учить" въ
отношеніи духовника къ дѣтямъ нерѣдко замѣняется словомъ „наказывать"
(т.-е. наставлять и приказывать); предметы ученія и наказанія, перечи¬
сляемые здѣсь, преимущественно лрактически-дисциплинарпаго характера,
рѣже нравственнаго и почти никогда характера религіозно-теоретическаго* 2).
И по мысли Стоглаваго собора, священники должны быть грамотными,
„чтобы могли церковь Божію содержати и дѣтей своихъ духовныхъ
православныхъ христіанъ управити могли но священнымъ правиломъ" 3).
Сообразно съ этимъ въ предписаніхъ церкви ясно указанъ тотъ отдѣлъ
божественвыхъ книгъ, съ которыми духовникъ долженъ имѣть дѣло:
книги церковныхъ правилъ. Въ древнемъ святительскомъ Поученіи ново-
поставленному священнику говорится: „дѣло -же твое буди учитися закону
Господню день и нощь и заповѣди прехвальныхъ Апостолъ и вселенскихъ г) Соловьевъ, Исторія, ІИ кн., 202. 2) Эти поученія и посланія изданы главнымъ образомъ въ VI т. Р. И. Б-ки, въ
Исторіи преосв. Макарія и въ ІІриб. къ Твор. св, Отцевъ. 3) Стоглавъ, гл. 25; ср, тл. 34.